Всецело предаться воле Божией
Под престолом нашего храма при его Великом освящении 30 сентября 2019 года был положен ковчег с частицей мощей священномученика Николая Любомудрова, расстрелянного большевиками в селе Лацком Ярославской губернии 20 октября (2 ноября по новому стилю) 1918 года. Он стал одной из первых жертв красного террора и гонений на Русскую Православную Церковь.
Lubomudrov-300x300.jpg
Отец Николай оставил после себя обширное потомство. Потомки отца Николая чтут его память и в день гибели вспоминают о его жизни и служении. В Москве проживает внук отца Николая ‒ Любомудров Александр Александрович, заслуженный деятель наук и техники РСФСР, доктор технических наук, профессор, генерал-майор (сейчас в отставке). Длительное время заведовал кафедрой Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого. Александр Александрович любезно согласился побеседовать с нами.

Александр Александрович, что вы можете рассказать о вашем деде, о его жизни, семье, служении и мученической кончине?

Об отце Николае Любомудрове можно узнать из книги «Священномученик Николай Любомудров. Повесть-хроника. Документы. Исследования», выпущенной санкт-петербургским издательством «Росток» в 2014. В основу издания легло повествование Владимира Любомудрова (псевдоним Суслонов), младшего сына отца Николая, – роман-хроника «Пути Господни неисповедимы». В издании также собран богатый материал о потомках отца Николая и о трагической судьбе многих священнослужителей Ярославского края. Основную работу над книгой проделал правнук отца Николая доктор филологических наук Алексей Маркович Любомудров.

Я узнал о том, что дед мой расстрелян, когда мне было уже лет, наверное, двенадцать. До этого родители скрывали это от меня. Скрывали от меня и гибель второго деда (по материнской линии), который тоже погиб в революцию. Когда случилась революция он был генералом в отставке. Его арестовали во время красного террора и потом о нем не было никаких сведений. О судьбе второго деда я узнал уже учась в институте. Когда Советский Союз распался, а вместе с ним закончилась и советская власть, я отправил о нем запрос в КГБ. В ответе было написано, что сведений нет. Пропал человек, и все. Уже позже по косвенным свидетельствам выяснилось, что он погиб на одной из «баржей смерти» в Финском заливе. Утопили – и никаких следов.

Вернусь к биографии моего деда о. Николая. Николай Иванович Любомудров родился в деревне Юркино Пошехонского уезда Ярославской губернии, в семье псаломщика. Его отец, Иван Михайлович Суслонов, неплохо окончил семинарию, где ему для благозвучия дали фамилию Любомудров, была тогда такая традиция. У него было семеро детей. Одна из них Анна скончалась в младенчестве, двух недель от роду. Иван Михайлович много пил и умер довольно рано.

Его вдова осталась с пятью детьми на руках, а старшего, Николая, отдали в духовное училище. Учился он прилежно, окончил училище, поступил в семинарию.

Отец Николай увлекался музыкой. Скопил денег на скрипку, самостоятельно научился на ней играть. Музицировал дома с удовольствием. Эта любовь помогла ему позднее создать в Лацком, куда он был направлен служить, слаженный церковный хор, тогда как до его приезда в селе хора не было вообще.

В 1887 году он обвенчался с дочерью священника Софией Петровной Дьяконовой, учительницей школы для крестьянских детей в селе Абакумцеве, основанной Н.А. Некрасовым. У них родились 8 детей, четыре сына и четыре дочери, но никто из них не пошел по духовной линии, все получили светское образование. Отец Николай был рукоположен во иерея и стал настоятелем двух церквей ‒ каменной церкви Вознесения Господня и деревянной кладбищенской церкви Казанской иконы Божией Матери в селе Лацком Мологского уезда Ярославской губернии, где прожил до самой своей мученической кончины.

Отец Николай пишет в своей биографии, как он проводил время. Он читал много запрещенной революционной литературы, но не поддался ее влиянию. Среди знакомых отца Николая, причем очень близких друзей, был народоволец Николай Александрович Морозов, который отсидел более 20 лет в Шлиссельбургской тюрьме. Он вышел в 1905 году на свободу и убеждений своих не изменил. Непонятно, почему, на какой почве он был одним из близких друзей отца Николая. Но надо отдать должное, Морозов много помогал его вдове Софье Петровне, когда после убийства мужа и на нее начались гонения.

Довольно жесткая борьба была у отца Николая с купцами, которые держали питейные заведения. Он был поборником трезвости. Сам он, с юных лет являясь абсолютным трезвенником, решительно осуждал употребление алкоголя и курение.

В 1912 году на съезде священников благочиния иерей Николай Любомудров был избран благочинным первого благочинного округа Мологского уезда Ростово-Ярославской епархии. И в том же году, по случаю своего 50-летия со дня рождения и 25-летия пастырского служения, отец Николай был награжден епархиальным архиереем наперсным крестом. А за просветительскую деятельность по ходатайству земской управы ‒ орденом Святой Анны.

Отец Николай высоко почитал приснопамятного протоиерея Иоанна Кронштадтского, по молитвам которого он, возможно, был исце­лен от опасной болезни. В 1898 году отец Николай тяжело заболел тифом. Жена, Софья Петровна, несмотря на то, что была беременна, отправилась в Петербург и просила молитвенной помощи у отца Иоанна. Помолившись, отец Иоанн сказал ей: «Супруг выздоровеет, а ребенок родится здоровым». И, действительно, вскоре Николай Иванович поправился, а родившийся сын, Николай, прожил более 90 лет.

Очень хорошие, тесные отношения были у отца Николая с митрополитом Тихоном, будущим Патриархом. Он в то время был митрополитом Ярославским и даже несколько раз приезжал в гости к отцу Николаю.

В начале 1918 года власть на селе фактически захватила группа молодых людей из бедноты и демобилизованных с фронта солдат, так называемый «комитет бедноты». Своей задачей они видели борьбу с «мироедами, кулаками и попами», эта группа терроризировала население. В ряде домов были проведены обыски, в том числе и в доме отца Николая. Когда начались все эти волнения, смуты, убийства священников, отец Николай обратился с просьбой о переводе его в другой, более спокойный приход к заместителю епархиального архиерея архимандриту Иакову, но тот благословил отца Николая положиться на волю Божию: «Если убьют, то на том свете тебе воздастся». И отец Николай остался.

В конце октября в Ярославской области произошло несколько крестьянских восстаний, в том числе и в Лацком. В Лацкое прибыл вооруженный отряд эсеров от Савинкова и уговорил крестьян, недовольных продразверсткой, выступить против советской власти. Крестьяне собрались и пошли на железнодорожную станцию Шестихино, а бабы, в отчаянии, плача, пришли к отцу Николаю просить, чтобы он отслужил молебен об их здравии. Отец Николай согласился, отказать он не мог. Отряд же повстанцев, пройдя около десяти верст, попал под дождь, люди начали разбредаться, и к вечеру того же дня все лацковцы вернулись домой целыми и невредимыми.

А через несколько дней в село прибыл карательный отряд, в основном из латышей, плохо говорящих по-русски. Они расценили то, что отец Николай провел молебен, как выступление против советской власти. 20 октября 1918 года (по новому стилю 2 ноября) была Дмитриевская родительская суббота. Отец Николай служил Литургию и панихиду. Палачи подождали, когда закончится утренняя служба, и отвели отца Николая за его дом на берег реки Латки. Двое красноармейцев скомандовали: «Поворачивайся спиной к нам». Он им сказал: «Я поворачиваться не буду». Не повернулся, простил их: «Не ведают, что творят». Зазвучали выстрелы. Дед упал. Потом двое солдат подошли, сделали контрольный выстрел, сорвали с шеи золотой наперсный крест, стали ругаться друг с другом, кому он достанется. Там несколько девочек неподалеку работали в огороде, они стали свидетелями этого расстрела. Я, когда был в Лацком, с ними разговаривал, они уже были пожилыми женщинами.

В доме отца Николая устроили обыск. Все, что понравилось, взяли.

Встал вопрос о захоронении. Как хоронить? Власти запретили отпевать, было приказано похоронить немедленно и без всякого обряда. Тогда несколько крестьян, мужчин и женщин, помогли Софье Петровне отнести тело отца Николая в дом и ночью под покровом темноты похоронили рядом с церковью Казанской Божией Матери.

После этого вплоть до пятидесятых годов никого из родственников отца Николая на его могиле не было. За могилой ухаживали местные жители. Софья Петровна была арестована в 1919 году, дети, вероятно, опасались. После Великой Отечественной войны две дочери ‒ Юлия и Надежда ‒ установили на могиле крест. Первый, кто там был после них, это я. Приезжал еще раз. Пробыл дня три у местных жителей, очень хорошо меня приняли. Поставили ограду. Позднее на месте расстрела был установлен большой поклонный крест.

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/8

Как сложилась судьба детей отца Николая?

У отца Николая было восемь детей, четыре сына и четыре дочери. Никто из сыновей не пошел по духовной линии, и никто из дочерей не связал свою жизнь со священниками. Это явилось одной из причин, почему отец Николай не стал протоиереем.

Повзрослев, дети разъехались, учились в Петербурге, в Москве. Все получили высшее образование. Летом, до гибели отца Николая, приезжали помогать родителям по их большому хозяйству.

Старшая из детей Юлия окончила Высшие естественнонаучные женские курсы в Петербурге, преподавала в средней школе естествознание и биологию.

Старший сын Александр окончил физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. Работал преподавателем математики и физики в Боровичском реальном училище Новгородской области, в Моложском промышленно-экономическом техникуме, в Петроградском технологическом институте. С 1923 года преподаватель математики в Артиллерийском техническом училище в Ленинграде. Зачислен в Красную армию. Преподавал в Артиллерийской командной академии. Уволился из Вооруженных сил в звании полковника.

Дочь Надежда окончила Высшие женские сельскохозяйственные курсы в Петрограде. Работала агрономом-зоотехником в Тутаеве, библиографом фундаментальной библиотеки Ленинградского отделения Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук. Эвакуировалась из блокадного Ленинграда в Кустанайскую область, где работала в совхозе агрономом. Вернувшись в Ленинград, работала в земельном отделе исполкома Фрунзенского райсовета

Сын Сергей окончил медицинский факультет Московского университета. Был военным врачом на фронте во время Первой мировой войны. После революции был мобилизован в Красную армию. Служил в Самаре (Куйбышеве) начальником хирургического отделения госпиталя. Полковник медицинской службы.

Дочь Вера окончила физико-механический факультет Петроградского университета. Работала учителем математики в школе.

Дочь Ольга окончила Петроградскую консерваторию, работала в школе преподавателем пения, во время войны являлась главным дирижером дома Красной армии в Челябинске. После эвакуации вернулась в Ленинград и продолжала работать в школе учительницей пения.

Сын Николай окончил Петроградский технологический институт. Участвовал в Первой мировой войне рядовым. Работал инженером на заводе в Петрограде. В начале Отечественной войны был арестован. Обвинялся в том, что в беседах пытался доказать неизбежность гибели советского строя. Был освобожден за недоказанностью обвинений. Работал заведующим бюро стандартизации в одном из оборонных научно-исследовательских институтов Ленинграда.

Сын Владимир окончил Ленинградский технологический институт. Он хотел пойти в актеры, в театр, у него были склонности музыкальные, сценические. Но родня воспрепятствовала. Владимир Николаевич стал инженером, кандидатом наук, заведовал кафедрой химии в ленинградском военно-механическом институте.

Никто из детей отца Николая не был членом коммунистической партии. В Бога верили, но в церковь ходили только дочери, и то редко, по церковным праздникам.

Расскажите о потомках отца Николая.

Все потомки, кроме меня, проживают в Петербурге. Я живу в Москве, хотя считаю себя ленинградцем. Сначала о себе. Окончил школу в Ленинграде. Поступил в Ленинградский политехнический институт на физико-

Без названия.jpg
Без названия (1).jpg

механический факультет. Учился в музыкальной школе. У нас в доме музыка была на первом месте. Не только у нас, но и у всех братьев и сестер отца Николя. Это, наверное, тоже наследие деда. Все сестры играли на фортепиано. Мой отец играл на альте, другой брат на виолончели, третий на скрипке. Квартира у нас была большая, часто по воскресеньям приезжали три брата и зять и играли квартетом Гайдна, Моцарта, Бетховена, Брамса, Бородина… После этого всегда был обед. Когда собирались у бабушки ‒ на Рождество, на Пасху и в день памяти отца Николая 2 ноября, пели русские народные песни.

Весной 1953 года, когда я уже начал работать над дипломным проектом, вышло постановление, подписанное Сталиным, набрать в Артиллерийскую академию Дзержинского студентов и за полтора года учебы подготовить ракетчиков. Я учился хорошо, и меня оставили в академии на кафедре ядерного оружия. С тех пор я преподаю в этой академии. Закончил военную службу начальником кафедры, генерал-майором. У меня сын Дмитрий, кандидат технических наук, инженер, и внук Глеб, финансист. Жена архитектор.

Остальные потомки живут в Петербурге.

Моя сестра Марианна имеет двух сыновей. Один из них, Кирилл, по образованию инженер, в настоящее время не работает. Второй, Сергей, младший, финансист, работал в банке, учился в семинарии. Окончив ее, был рукоположен в дьяконы. Служит в Петербурге в храме св. Марии Магдалины при детской больнице Марии Магдалины. Поступил в духовную академию. У Сергея дочь Мария, финансистка, у Кирилла сын Егор, тоже финансист.

Сын Николая Николаевича Марк окончил театральный институт, писатель, театровед. Председатель Ленинградского  отделения Всероссийского фонда культуры. Член Главного совета восстановленного Союза русского народа, профессор Государственного университета морского и речного транспорта. Имеет сына литературоведа доктора филологических наук Алексея и двух дочерей, искусствоведов Марию и Нину.

Дочь Ольги Николаевны Наталья Орленко ‒ инженер, имеет сына Николая и двух дочерей Марию и Александру. Николай окончил институт международных отношений, в настоящее время предприниматель. Его дочь Мария юрист, младшая Александра учится в педагогическом институте.

Дочь Владимира Николаевича Елена, инженер, окончила военно-механический институт, пенсионерка.

 

Беседу вели Александр Филатов и Сергей Семенов

 

P.S. 6 ноября после Божественной Литургии в храме прп. Андрея Рублева будет проведен молебен священномученику Николаю Любомудрову и встреча с его внуком – Александром Александровичем Любомудровым. Приглашаем всех желающих принять участие и присоединиться к беседе.

______________________________________________________

Из жития священномученика Николая Любомудрова:

В 1877 г. Ни­ко­лай окон­чил По­ше­хон­ское ду­хов­ное учи­ли­ще и по­сту­пил в Яро­слав­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию. В 1884 г. окон­чил се­ми­на­рию по пер­во­му раз­ря­ду, что да­ва­ло пра­во на по­ступ­ле­ние в Ду­хов­ную Ака­де­мию, од­на­ко для это­го не бы­ло ма­те­ри­аль­ных воз­мож­но­стей: как стар­ший сын, он дол­жен был обес­пе­чи­вать боль­ную ов­до­вев­шую мать, млад­ших бра­тьев и се­стер. В 1884–1887 го­дах Ни­ко­лай слу­жил пса­лом­щи­ком в церк­ви Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, на Ду­хов­ской ули­це в Яро­слав­ле.

Лац­кое бы­ло мно­го­люд­ным тор­го­вым се­лом, на­хо­див­шим­ся на про­ез­жем трак­те. Боль­шин­ство на­се­ле­ния при­хо­да со­став­ля­ли ма­ло­зе­мель­ные кре­стьяне и тор­гов­цы. Отец Ни­ко­лай стал под­лин­ным ду­хов­ным пас­ты­рем для сво­их при­хо­жан. Он раз­вер­нул необы­чай­но ак­тив­ную ду­хов­но-про­све­ти­тель­скую ра­бо­ту, ко­то­рая не огра­ни­чи­ва­лась цер­ков­ной про­по­ве­дью и пре­по­да­ва­ни­ем За­ко­на Бо­жия в трех­класс­ной зем­ской шко­ле. Отец Ни­ко­лай со­здал в Лац­ком первую в окру­ге биб­лио­те­ку-чи­таль­ню для кре­стьян (от­кры­лась в 1895 г.), в ко­то­рой его уси­ли­я­ми бы­ли со­бра­ны кни­ги ду­хов­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния, рус­ская клас­си­ка, кни­ги для де­тей, га­зе­ты и жур­на­лы. О. Ни­ко­лай ор­га­ни­зо­вал пуб­лич­ные чте­ния ли­те­ра­ту­ры, ил­лю­стри­руя их диа­по­зи­ти­ва­ми при по­мо­щи про­ек­ци­он­но­го устрой­ства. Эти, так на­зы­ва­е­мые, "на­род­ные чте­ния с ту­ман­ны­ми кар­ти­на­ми" про­во­ди­лись по вос­кре­се­ньям осе­нью и зи­мой в 1900–1915 го­дах; чис­ло при­сут­ству­ю­щих до­хо­ди­ло до 600 че­ло­век. В ка­че­стве чте­цов вы­сту­па­л и сам о. Ни­ко­лай, его же­на, де­ти, учи­те­ля мест­ной шко­лы. По­сле чте­ний о. Ни­ко­лай бе­се­до­вал с кре­стья­на­ми.

На вы­де­лен­ных его се­мье 10 де­ся­ти­нах цер­ков­ной зем­ли о. Ни­ко­лай за­вел об­раз­цо­вое хо­зяй­ство, раз­бил яб­ло­не­вый сад, па­се­ку. Он ча­сто кон­суль­ти­ро­вал кре­стьян по во­про­сам пло­до­ро­дия зем­ли, снаб­жал их вы­со­ко­сорт­ны­ми се­ме­на­ми зер­но­вых куль­тур, вы­пи­сал из Аме­ри­ки несколь­ко сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ма­шин на кон­ной тя­ге, ко­то­ры­ми так­же поль­зо­ва­лись кре­стьяне.

Ос­нов­ным ис­точ­ни­ком средств се­мьи о. Ни­ко­лая бы­ла об­ра­бот­ка цер­ков­ной зем­ли. Сам с дет­ства при­вык­ший к кре­стьян­ско­му тру­ду, он и сво­их де­тей с юных лет при­об­щал к кре­стьян­ским ра­бо­там и во­об­ще мно­го вни­ма­ния уде­лял их нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию.

От­да­вая се­бя все­це­ло пас­тыр­ско­му слу­же­нию, о. Ни­ко­лай был да­лек от по­ли­ти­ки. До­шед­шие в Яро­слав­скую про­вин­цию из­ве­стия о ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­ти­ях 1917 г. он при­нял, по вос­по­ми­на­ни­ям де­тей, ней­траль­но, ни­как внешне не об­на­ру­жи­вая сво­е­го от­но­ше­ния к но­вым вла­стям и по­ряд­кам, ру­ко­вод­ству­ясь сло­ва­ми Св. Пи­са­ния «несть вла­сти, аще не от Бо­га».

Отец Ни­ко­лай оста­вал­ся в это вре­мя до­ма один с 22-лет­ней до­че­рью Оль­гой и 13-лет­ним сы­ном Вла­ди­ми­ром; же­на на­хо­ди­лась у боль­ной ма­те­ри, но долж­на бы­ла вско­ре вер­нуть­ся в Лац­кое. И де­ти, и близ­кие о. Ни­ко­лаю кре­стьяне со­ве­то­ва­ли ему на вре­мя скрыть­ся, пред­ла­га­ли убе­жи­ще: "Ба­тюш­ка, пой­ди в лю­бую из­бу, и бу­дешь цел". Но о. Ни­ко­лай от­ве­чал: "Я не со­вер­шал ни­ка­ких пре­ступ­ле­ний и ни­че­го не бо­юсь". Не счи­тая се­бя ви­нов­ным в чем-ли­бо пе­ред вла­стью, не на­хо­дя воз­мож­ным оста­вить паст­ву, и сво­им бег­ством дать по­вод к по­до­зре­ни­ям, о. Ни­ко­лай ре­шил все­це­ло пре­дать­ся во­ле Бо­жи­ей.

В эти дни, пред­чув­ствуя близ­кую кон­чи­ну, о. Ни­ко­лай на­пи­сал про­щаль­ное пись­мо жене и де­тям, в ко­то­ром вы­ра­жал лю­бовь и при­зна­тель­ность су­пру­ге за про­жи­тые вме­сте го­ды и за по­мощь во всех де­лах, об­ра­щал­ся к каж­до­му из де­тей, го­во­ря об их до­сто­ин­ствах и недо­стат­ках, да­вая со­ве­ты на бу­ду­щую жизнь; при­зы­вал всех к твер­дой ве­ре и люб­ви друг к дру­гу и бла­го­слов­лял всех.

20 ок­тяб­ря 1918 го­да бы­ла Ди­мит­ри­ев­ская ро­ди­тель­ская суб­бо­та. Отец Ни­ко­лай слу­жил в Воз­не­сен­ской церк­ви за­упо­кой­ную Ли­тур­гию и па­ни­хи­ду.

Участь о. Ни­ко­лая бы­ла ре­ше­на утром это­го дня в раз­го­во­ре ко­ман­ди­ра при­быв­ше­го в Лац­кое ка­ра­тель­но­го от­ря­да и чле­нов вол­ис­пол­ко­ма. В от­вет на за­прос, ко­го мест­ный со­вет счи­та­ет нуж­ным пре­дать каз­ни, бы­ло пред­ло­же­но два че­ло­ве­ка: куз­нец Д.Р. Во­ро­бьев, не со­чув­ство­вав­ший но­вым по­ряд­кам и вол­ис­пол­ко­му, и о. Ни­ко­лай. Од­на­ко чле­ны ис­пол­ко­ма при­шли к вы­во­ду, что куз­нец необ­хо­дим се­лу, и бы­ло ре­ше­но рас­стре­лять толь­ко свя­щен­ни­ка.

Во­ен­ный ко­мис­сар и двое сол­дат с вин­тов­ка­ми от­пра­ви­лись в цер­ковь.

На­ро­ду в церк­ви бы­ло немно­го. Отец Ни­ко­лай за­кан­чи­вал па­ни­хи­ду у ка­нон­но­го сто­ли­ка. Обер­нув­шись, уви­дел же­ну и ска­зал ей: "Со­ня, ты при­е­ха­ла..." Со­фья Пет­ров­на ска­за­ла ему: "За то­бой при­шли..."

Пе­ре­об­ла­чив­шись, о. Ни­ко­лай про­стил­ся с же­ной, детьми, пса­лом­щи­ком, бла­го­сло­вил всех. Ко­мис­сар и сол­да­ты по­ве­ли его за се­ло, сза­ди шли же­на и де­ти. День был мо­роз­ный, яр­ко све­ти­ло солн­це. Ули­цы бы­ли пу­стын­ны — оче­вид­но, ис­пу­ган­ные сель­чане бо­я­лись всту­пить­ся за лю­би­мо­го ими ба­тюш­ку. Про­хо­дя ми­мо Ка­зан­ской церк­ви, о. Ни­ко­лай снял шап­ку и пе­ре­кре­стил­ся. Сол­да­ты при­ка­за­ли со­про­вож­да­ю­щим остать­ся на ме­сте и по­ве­ли о. Ни­ко­лая к ка­пуст­но­му ого­ро­ду, на­хо­див­ше­му­ся на окра­ине се­ла, неда­ле­ко от до­ма Лю­бо­муд­ро­вых.

Несколь­ко жен­щин, со­би­рав­ших ка­пуст­ные ли­стья — Ма­рия Мо­ся­ги­на, Ев­ге­ния Ку­ту­зо­ва, — уви­дев, как ве­дут о. Ни­ко­лая, спря­та­лись в ку­стах и ока­за­лись сви­де­те­ля­ми рас­стре­ла. По их рас­ска­зам, двое сол­дат при­ве­ли о. Ни­ко­лая на бу­гор око­ло от­ко­са к ре­ке Лат­ке и ста­ли за­ря­жать ру­жья. Они по­тре­бо­ва­ли по­вер­нуть­ся спи­ной, но о. Ни­ко­лай, стоя к ним ли­цом, пе­ре­кре­стил­ся и со сло­ва­ми: "Гос­по­ди, при­ми дух мой! Про­сти им: не ве­да­ют, что тво­рят!" — под­нял ру­ку и бла­го­сло­вил их.

Раз­да­лись два вы­стре­ла, о. Ни­ко­лай упал. Это про­изо­шло в по­ло­вине вто­ро­го дня 20 ок­тяб­ря 1918 г. (по ст. сти­лю), в Ди­мит­ри­ев­скую суб­бо­ту, на па­мять ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ар­те­мия и пра­вед­но­го от­ро­ка Ар­те­мия Вер­коль­ско­го. Отец Ни­ко­лай был рас­стре­лян без до­про­са, без объ­яв­ле­ния при­го­во­ра, с ним не го­во­рил ни­кто из мест­ных вла­стей.

Один из кре­стьян предо­ста­вил го­то­вый гроб, в ко­то­рый о. Ни­ко­лай был по­ло­жен. Со­фья Пет­ров­на об­лек­ла о. Ни­ко­лая в ря­су, епи­тра­хиль, ску­фью, вло­жи­ла в ру­ки де­ре­вян­ный крест с Афо­на. Про­стить­ся с о. Ни­ко­ла­ем при­шли мно­гие чтив­шие его лац­ков­цы. По­гре­бе­ние про­ис­хо­ди­ло око­ло по­лу­но­чи, при све­те фа­ке­лов и ти­хом пе­нии «Свя­тый Бо­же». На сле­ду­ю­щий день, в вос­кре­се­нье, при­е­хал близ­кий друг от­ца Ни­ко­лая, о. Кон­стан­тин Ель­ни­ков­ский, и со­вер­шил за­упо­кой­ную служ­бу. От­пе­ва­ние о. Ни­ко­лая, по­сле на­сто­я­тель­ных просьб Со­фьи Пет­ров­ны к зна­ко­мым иере­ям, бы­ло со­вер­ше­но тре­мя свя­щен­ни­ка­ми над его мо­ги­лой толь­ко 19 ап­ре­ля 1919 го­да.

Мо­ги­ла о. Ни­ко­лая со­хра­ни­лась в с. Лац­ком (ныне Неко­уз­ско­го рай­о­на Яро­слав­ской обл.). Она по­чи­та­лась и до сих пор по­чи­та­ет­ся мест­ны­ми ве­ру­ю­щи­ми как мо­ги­ла свя­то­го му­че­ни­ка, став­ше­го мо­лит­вен­ни­ком пе­ред Бо­гом, об­сто­я­тель­ства каз­ни и по­хо­ро­ны ко­то­ро­го мно­ги­ми чер­та­ми на­по­ми­на­ют пре­да­ние на смерть и по­гре­бе­ние Са­мо­го Спа­си­те­ля.

 

О, всехва́льный о́тче Нико́лае, и́стинный иере́е Бо́жий и добропобе́дный му́чениче Христо́в! Услы́ши у́бо ны́не моле́ние на́ше и ми́лостив сотвори́ся на проше́ния на́ши. Ты́, а́ще и жи́л еси́ на земли́, я́ко про́чии челове́цы, но а́нгельская дела́ твори́л еси́, неукло́нно За́поведи Бо́жии исполня́ше, мно́гия доброде́тели еси́, в ве́ре и наде́жде укреплялся, последи́ же и вы́сшую и́х, любо́вь, стяжа́л еси́. Егда́ зло́бныя мучи́тели тя́ убиваша, я́ко а́гнца незло́биваго, ты́, помина́я Сло́во Бо́жие, враго́в свои́х с любо́вию благослови́л еси́ и о проще́нии и́х Бо́га моли́л еси́. За сие́ в Ца́рствии Небе́сном, иде́же ве́чная любо́вь пребыва́ет, сла́вно воцари́лся еси́. Священному́чениче Нико́лае, при́зри с высоты́ своея́ сла́вы на ны́, гре́шныя лю́ди, с ве́рою ти́ моля́щися, испроси́ на́м у Го́спода ми́лости и по́мощи во бране́х духо́вных, да́руй на́м кре́пость теле́сную для исполне́ния во́ли Бо́жией. Це́рквам ми́р и благоде́нствие да́руй, архиере́ем му́дрость и си́лу, па́стырем кро́тость, милосе́рдие и долготерпе́ние, па́стве послуша́ние, мона́шествующим смиренному́дрие и покая́ние и́стинное в сокруше́нии се́рдца, да вси́ просла́вим Отца́ на́шего, и́же на Небесе́х, и Единоро́днаго Его́ Сы́на и Всесвята́го Ду́ха. Ами́нь.