Симфония образа
25 декабря, в день празднования памяти святителя Спиридона (этот день по хранящейся в храме святыне еще называют нашим малым престолом), в храме разместился образ прп. Андрея Рублева работы Ирины Затуловской. Совершенно очевидно, что храму подарено выдающееся произведение современного христианского искусства.
прп. Андрей Рублев 3.jpg

Приснопоминаемый батюшка Димитрий назвал русского живописца Константина Коровина художником гениальным и определил в число первых на художественном олимпе (первое же место как раз за преподобным Андреем Рублевым). Разговор происходил в 2012 году в кругу учащихся и педагогов иконописной школы при храме Митрофана Воронежского на следующий день после открытия юбилейной выставки Константина Коровина в Государственной Третьяковской галерее. Почему Коровин? У него – кратчайший путь от творческого импульса к его воплощению. Он напрямую, наиболее коротким путем, сразу и без потерь живописным языком передает его холсту. А потери могли бы возникать и от преодоления материала, и от переживаемого: за окном революция. Прямой импульс выражения, передаваемый красками холсту. Мало таких художников.

     Какое отношение к Ирине Затуловской имеет этот разговор? У Ирины тот же «язык прямого выражения» (искусствовед Н.В. Павлова), тот же язык коротких передач.

      «А задача в том, чтобы был образ … Чтобы найти этот образ и его как-то выразить» (из интервью художницы о. Димитрию Смирнову в передаче «Диалог под часами»).

     Вот пытаюсь словами описать это произведение, перечислить, из чего оно симфонизируется. Отмечаю фрагменты фресок как 7 лампад на Престоле, серую монашескую ткань образа самого преподобного, умные глаза (в 3 стежка нитки), буквы-галочки как «жучки» на иконе и старинный киот из Вологды. Все. Все вместе — истинный художественный образ, в котором и тайна его святости, и разделяющие нас века (не менее 35 сменившихся поколений), и церковное творчество преп. Андрея Рублева, и даже то, что мы так мало знаем о нем самом... «Малыми средствами умеет выразить очень многое, что сродни иконописи», – отмечал отец Димитрий. То есть вот пример цельного образа при одновременной детской простоте изобразительного языка.

     Икона исполнена в технике шитья, напоминает хоругвь, на ткань пришиты куски фресок. Есть все основания предполагать, что это фрагменты стенописи самого Рублева, ведь найдены они у церкви Успения Пресвятой Богородицы на Городке в Звенигороде, где и сейчас сохранились рублевские изображения крестов в оконных проемах.

Нина Ромадина