Путями преподобного Андрея Рублева
17 сентября группа прихожан нашего храма во главе с о. Владимиром Зубковым совершила паломническую поездку в Спасо-Андроников монастырь, где подвизался и после кончины был похоронен прп. Андрей Рублев. Это первая из предполагаемого цикла поездок, связанных с местами пребывания и трудов великого иконописца – небесного покровителя нашего прихода.
photo_2022-09-17_16-39-50.jpg

Монастырь расположен на левом высоком берегу Яузы, к юго-востоку от Кремля, и со смотровой площадки у его стен можно даже разглядеть колокольню Ивана Великого. Основана обитель в 1360-х годах по обету митрополитом Московским Алексием. Обет был дан во время бури, застигшей святителя по возвращении из Константинополя. Спасением от стихии стала бухта Золотой Рог. В память об этом ближайший к монастырю приток Яузы был назван им Золотым Рожком, о чем сейчас напоминает улица Золоторожский вал.

Благословением Константинопольского патриарха на служение митрополиту Алексию была икона Спаса Нерукотворного, и к месту основания будущей обители святитель прибыл в день празднования этого образа. Поэтому изначально монастырь именовался Спасским. Первым его настоятелем был один из любимых учеников прп. Сергия Радонежского прп. Андроник. После его прославления в лике святых монастырь стал называться Спасо-Андрониковым.

По благословению игумена монастыря архимандрита Дионисия нам было разрешено отслужить молебен прп. Андрею Рублеву в Спасском соборе монастыря – самом древнем каменном храме, сохранившемся на территории современной Москвы.

На молебен из алтаря нашего храма была доставлена икона прп. Андрея Рублева, которую написал Александр Белашов, а после молебна для поклонения собравшимся из алтаря были вынесены мощи, обнаруженные при раскопках возле собора. Пока нет точного заключения, кому они принадлежали, но обнаруженное при рентгенологическом исследовании наличие в них солей тяжелых металлов позволяет предположить, что эти люди могли быть связаны с художественным ремеслом, так как в древности краски изготовлялись с применением ртути и других вредных веществ. Негласно их почитают как мощи прп. Андрея Рублева и его учителя и спостника прп. Даниила Черного.

Эти великие иконописцы когда-то расписывали и Спасский собор, но в XVIII веке древние фрески были, видимо, признаны «несовременными» и их безжалостно уничтожили. Фрагменты старинной росписи сохранились только у окна в алтарной части храма.

Справа от Царских врат Спасского собора находится небольшая икона Спаса Нерукотворного. Это точная копия той иконы, с которой свт. Алексий прибыл из Константинополя, и размер всех монастырских построек кратен размерам этой иконы.

В планы нашей поездки не входило посещения Музея имени Андрея Рублева, расположенного в стенах монастыря, но нас, что называется, перехватили. Присутствовавшая на молебне сотрудник музея пригласила нас на бесплатную экспозицию, где выставлена точная копия «Троицы» Андрея Рублева, выполненная в 1959–1963 годах художником-реставратором Василием Осиповичем Кириковым. Икона выставлена в отдельном маленьком зале, куда пускают не более пяти человек за раз. Приложиться к ней удалось только о. Владимиру Зубкову. Всех устремившихся последовать его примеру быстро пришедшая в себя от неожиданности смотрительница зала решительно остановила.

На территории монастыря и за его восточной стеной до революции располагалось одно из самых известных московских кладбищ, на котором почивали насельники монастыря, герои Куликовской битвы, Семилетней войны 1756–1763 годов, порой именуемой Первой мировой войной, Отечественной войны 1812 года, представители знаменитых российских фамилий – Лопухины, Нарышкины, Демидовы, Толстые и др. После революции и закрытия монастыря некрополь был уничтожен, на его месте устроили футбольное поле. О мерзости запустения, которая здесь царила, напоминают стенды с документальными фотографиями. В значительной степени сохранению монастырского комплекса способствовало размещение в 1947 году в его стенах Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, но теперь, 75 лет спустя, существует новая проблема. Музей не хочет отдавать монастырь церкви, несмотря на то, что ему по соседству предложен ряд зданий, где после соответствующей реконструкции можно организовать современное музейное пространство.

Мимо этих зданий и пролегал наш дальнейший путь к Поклонному кресту, установленному на месте надкладезной часовни, стоявшей здесь до 1925 года.

Колодец с самой чистой в Москве целебной водой был выкопан прп. Андроником у Яузы, на том месте, где сошел с корабля митрополит Алексий, прибывший на выбранное им место основания новой обители. Увы, ни часовня, ни колодец не сохранились, но память места жива, причем жива настолько, что установленный не в самом людном и приметном месте крест постоянно подвергается поруганию. Его не раз пытались спилить, изрубить, жгли, обливали кислотой, но он выстоял. У креста, окруженного самодельными лесами, — его восстанавливают после очередного нападения – нас ожидала интересная встреча.

Владимир Птицын – так нам представился пожилой мужчина, который трудится над восстановлением креста. «Я не плотник, не строитель, просто меня попросили». Но, видимо, попросили не просто так, поскольку он рассказал нам о конструкции креста такие вещи, о которых многие из нас просто не знали. Оказывается, у «канонического» поклонного креста должны соблюдаться определенные пропорции, восходящие к измерительной системе Древней Руси: горизонтальная перекладина размером в царскую сажень (197,4 см), вертикальная – в две народные сажени (2 х 176,0 см). Есть еще ряд тонкостей. Тем, кто заинтересовался, Владимир рекомендовал обратиться к книге А.Ф. Черняева «Золото Древней Руси. Русская матрица – основа золотых пропорций» (М., 1998). А корни этих вычислений уходят к размерам Святого Животворящего Креста Господня, обретенного в Иерусалиме св. равноап. царицей Еленой. Вот такие интересные факты нам довелось узнать.

Пропев тропарь и величание Кресту Господню, мы попрощались с Владимиром и берегом Яузы двинулись на смотровую площадку, откуда открывается великолепный вид на Москву. Наше паломничество завершилось в сквере у часовни Троицы Живоначальной, возведенной и освященной в 2011 году при попечительстве фонда имени Андрея Рублева. Здесь прикладываться к прекрасной мозаичной иконе Святой Троицы нам никто не препятствовал.

Благодарим нашего гида Егора Максимова за отличную организацию, продуманный маршрут и интересный рассказ. С нетерпением ждем новых поездок.

hello_html_77b83816.png
 
иерей Владимир Зубков
Была и остается молитва…

Нашему храму на Верхней Масловке, освященному в честь прп. Андрея Рублева, уже более шести лет. Первоначальное представление об иконописце, как о небесном покровителе не только изографов-иконописцев, но и всех художников, скульпторов, зодчих, за эти годы только выросло и окрепло.

 

Как выразить ответное чувство любви и почитания нашему небесному покровителю? За эти годы в храме появилось много прекрасных икон кисти художников с Масловки. Подобающее место в иконостасе храма заняла икона прп. Андрея работы Александра Балашова. Но не каждому Господь  даровал талант изографа, не каждый сумел его развить и усовершенствовать. В этой ситуации можно углубиться в подробное изучение жития Андрея Рублева, в благоговейное исследование его иконописных творений с последующей передачей накопленных знаний другим людям.

Возможно и молитвенное почитание. Наши прихожане собираются каждый четверг к 18.00 на молебен преподобному. Хотя молебен и возглавляет настоятель храма, но формат совершения молебна позволяет прихожанам участвовать в чтении и пении. Одна песнь, один тропарь, прочитанные прихожанином, становятся его личным вкладом в общинное молитвословие.

Какие еще формы почитания прп. Андрея доступны буквально каждому?

 

Паломничество. Посещение тех мест, где сохранились иконописные работы прп. Андрея, где он жил, работал молился. В этом ряду находится и московский Спасо-Андроников монастырь. Согласно церковному преданию, именно в нем подвизался на склоне лет прп. Андрей, здесь же, он и был похоронен.

 

Так возникло предложение съездить с прихожанами в Андроников монастырь, поклониться святой обители, видевшей молитвенные труды в период расцвета русского монашества, ставшей местом упокоения прп. Андрея Рублева. Поездку наметили на 17 сентября. Представлялось, что в этот субботний день, в промежутке между утренней литургией и вечерним всенощным бдением, работающим и неработающим прихожанам удобнее будет выкроить время, необходимое для поездки. Предварительно согласовали наш приезд с исполняющим обязанности настоятеля монастыря архимандритом Дионисием. 

Отъезд от храма на Масловке наметили на 11.00. Автобус 727 доставил нас до Савеловского вокзала. На метро добрались до станции Площадь Ильича. Оттуда к монастырю пошли пешком.

 

Улица Сергия Радонежского ведет от метро к площади Сергия Радонежского. Ориентиром, маяком для нашего движения служит одноименный храм, высоко вознесший свои купола. 

По правую руку замечаем красивое церковное строение красного кирпича. Читаем на двери название: «Часовня Проща». По преданию до этого места провожал идущего в Нижний Новгород прп. Сергия Радонежского игумен монастыря прп. Андроник. Событие датировано 1374 годом. За века часовня многократно перестраивалась.  Нынешний свой вид она получила в конце XIX века. Имеет даже отделенную иконостасом алтарную часть. В качестве храма ее так и не освятили. Но с  ролью восточного форпоста Андроникова монастыря на оживленнейшей улице часовня прекрасно справляется.

 

Здесь можно накоротке поставить свечи, написать записки, помолиться перед иконой. Для нас часовня Проща стала не местом прощания, а местом встречи с Андрониковым монастырем.

Преодолевая соблазн облегчить себе путь к монастырю, проходим автобусную остановку, хотя, судя по табличке, в нужном направлении следуют 6-7 маршрутов.

 

Пройдя плавную излучину улицы, выходим на площадь и сворачиваем направо, к монастырю. Перед входом в монастырь ‒ минипарк, сквер с памятником прп. Андрею. Как на посохи, он опирается обеими руками на иконные доски.

В сквере нас уже встречает группа наших алтарников. Они приехали на машине, привезя для совершения молебна икону из алтаря храма прп. Андрея.

В монастыре, в его Спасском соборе, нас ждет дьякон Александр. Быстро решили с ним, где поставить аналой, где разместить ковчег с мощами. Нас человек 15. Все молящиеся из числа тех, кто старается не пропускать четверговых молебнов прп. Андрею. Раздали желающим  книжечки с текстом молебна. Начинаем. Всем желающим досталось прочитать хотя бы по одной песне. По завершении, как принято, окропление святой водой и помазание освященным маслом.

 

Пока служили молебен, одна из сотрудниц музея древнерусского искусства им. Андрея Рублева, а это учреждение до сих пор владеет всем, что расположено на территории Андроникова монастыря, пригласила нас зайти в здание музея. Здесь, в маленькой комнате на втором этаже, экспонируется точная копия рублевской Троицы. Работникам музея удалось скопировать икону вплоть до мельчайших деталей.

 

Обошли монастырский двор. Алтарник Егор подготовил интересный рассказ по истории монастыря. Его строительство началось в XIV веке по благословению митрополита Московского Алексия во исполнение обета. Возвращаясь из Константинополя, его корабль попал на Черном море в страшную бурю. Митрополит дал обет построить обитель и храм, если Господь избавит от смерти в морской пучине. Корабль пристал к берегу в день празднования Спаса Нерукотворного. Интересно, что именно такой иконой константинопольский патриарх напутствовал вл. Алексея.

По возвращении в Москву владыка испросил у прп. Сергия одного из его учеников для устроения обители.  Первым игуменом Спасского монастыря стал прп. Андроник. Особое место в строительстве главного монастырского собора и всего монастыря принадлежит подаренной в Царьграде иконе Спасителя. Все основные размеры этих построек стали откладывать кратно размерам иконы Спасителя. Возможно, в силу этой причины монастырь поражает своей гармонией и величием.

 

В монастыре подвизались лучшие русские изографы XIV‒XV вв. прп. Андрей Рублев и Даниил Черный. Труд иконописца не был исключительно делом выдающихся мастеров. Для росписи храмов, для изготовления икон собирались целые артели, где каждому находилось свое дело: подготовка иконных досок, растирание красок, пропись иконографического изображения, раскрашивание образа, создание фона, орнамента и многие другие составляющие единого процесса. Поэтому, можно предположить, что в Андрониковом монастыре действовала целая иконографическая школа.

Монастыри на Руси всегда были школами доброделания. Иноки трудились и в поле, и на рыбных ловлях, и на соляных варницах. Переписчики книг, изографы... Но главным поприщем монашеского делания была и остается молитва. Среди многих известных молитв наибольшее распространение получила молитва Иисусова. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!» Простые слова известной многим христианам молитвы. Одновременно известно, что настоящее духовное постижение Иисусовой молитвы может потребовать многолетних трудов под руководством опытных духовных наставников, старцев. Говорят, что наше время испытывает крайний дефицит  старцев, способных наставить в совершении Иисусовой молитвы. Мало и настоящих послушников, способных с кротостью и великим терпением воспринять эту монашескую науку.


Зато можно вспомнить XIV‒XV вв., времена прп. Сергия Радонежского и прп. Андрея Рублева. Золотой век русского монашества. Широкое распространение пришедшей с Афона практики исихазма, через Иисусова молитву продвигавшего богобоязненных иноков к лицезрению нетварного Фаворского света, Божественного Света. Без этого молитвенного основания трудно представить  те возвышенные храмы, духоносные иконные образы, церковные песнопения.

В наше время для освоения  упрощенной формой Иисусовой молитвы служат крестные ходы. В них используют «ходовой» вариант коллективной молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас».  

Двигаясь вокруг монастыря, без каких-либо возвышенных размышлений, спонтанно возникло желание разучить с желающими этот крестоходный вариант молитвы. Неожиданно это оказалось нелегким делом. Даже изощренный музыкальный слух и память многих церковных песнопений не гарантируют от того, чтобы снова и снова сбиваться на более подходящие и красивые изводы молитвенного распева. Как бы там ни было, две трети пути вокруг монастыря мы прошли с молитвой.

Уже завершая обход, мы поднялись на ту часть монастырской, мощеной плиткой дорожки, которую смело можно назвать «смотровой площадкой». Отсюда открывается широкая панорама Москвы, виден Кремль с колокольней Ивана Великого, небоскребы Сити... 

Возвращаемся в парк перед входом в монастырь. Справа от входа ‒ маленькая часовня с огромным мозаичным изображением рублевской Троицы. Понимая, что это уже не музей, все по очереди прикладываемся к иконе. Да и лучшего места для групповой фотографии трудно подыскать. Три ступеньки, ведущие к часовне, позволили расположиться и всем «войти в кадр».

Уже двигаясь от часовни к выходу из парка, замечаем справа несколько необычных деревьев. Огромные мясистые темно-зеленые лисья и гигантские, сантиметров по 40, свисающие стручки! Неожиданная встреча в средней полосе России. Как в раю. Насадил Господь всяко древо плодовито. Позднее удалось определить необычное дерево: катальпа, род Бигнония, место происхождения ‒ Сев. Америка. Просьба не путать катальпу с цератонией или известным по Евангелию рожковым деревом из семейства бобовых.

 

На центральной аллее парка нас провожает прп. Андрей Рублев. Его скульптурный образ на высоком постаменте опирается на две иконные доски. Они, как сложенные до времени крылья, неколебимое основание веры.

Преподобне отче наш Андрее, моли Бога о нас!

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/8