Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

Валерия СВЯТКИНА: «Этот роман вырос как белый цветок на горной круче»

Преподобный Андрей Рублев собирает под свое крыло немало творческих людей, будь то художники, писатели или журналисты. Недавно прихожанка храма прп. Андрея Рублева на Верхней Масловке (и один из авторов нашего сайта) журналист Валерия Святкина стала участницей конкурса Издательского Совета Московской Патриархии на лучшее литературное произведение о новомучениках и исповедниках Российских. Она написала роман «Белый цветок Ливадии». Валерия Святкина ответила на вопросы корреспондентов сайта арублев рф.

Валерия Игоревна Святкина, писатель

РОМАН ЛЕТЕЛ К РАЗВЯЗКЕ

Валерия Игоревна, известно, что каждый журналист втайне или явно мечтает стать писателем. Тем не менее, что побудило вас, журналиста по призванию и биолога по образованию, взяться за такую большую художественную форму, как роман?

Я не впервые обращаюсь к возможностям художественной литературы – попытки писать прозу и стихи у меня уже были. Дело в том, что художественная литература, по сравнению с житийной или научной, позволяет автору наиболее ярко высвечивать личности героев. Писатель всегда что-то домысливает, с молитвой полагаясь на собственную интуицию. С помощью художественного слова удается более многогранно изобразить и обстановку эпохи, и обстоятельства, сопутствовавшие подвигу главных персонажей.

 

Что побудило вас в этот раз взяться за перо? Писательский труд ведь не из легких…

«Белый цветок Ливадии» – это, прежде всего, роман о жертвенном подвиге Государя Николая Александровича и членов его Семьи, которые выстояли в горниле испытаний и до конца сохранили верность Христу и России. В романе также сильна сюжетная линия главных вымышленных героев – Александра и Софьи. В книге повествуется об их возвышенной любви и верности, которую они хранили друг другу до конца жизни. Не правда ли, хороший пример для современных супружеских пар? Недавно по «Радонежу» прозвучало, что в настоящее время в Санкт-Петербурге 90 процентов разводов. Такое в голове не укладывается! Возможно, пример положительных литературных героев хоть немного послужит делу сохранения института семьи в России. О чем еще роман? Пожалуй, о высоком профессионализме строителя Ливадийского дворца, выдающего архитектора Николая Петровича Краснова, образчика скромности и порядочности. В этом году исполняется 80 лет со дня кончины Николая Петровича в Белграде. Архитектору так и не удалось вернуться из эмиграции на Родину, и в Советское время его имя незаслуженно замалчивалось. Достойна похвалы крепкая мужская дружба Краснова и директора Никитского Ботанического сада Щербинина. Не знаю, были ли они настолько дружны в действительности, но так уж сложилось в романе! И, конечно, в моей книге описываются красоты крымской природы, на фоне которой разворачивается трагедия революций и войн, как Божие попущение за человеческие грехи.

 

Вы и правда с большой любовью пишите о природе Крыма, его истории и достопримечательностях; представили также интересный краеведческий материал…

Для меня Крымский полуостров – это колыбель детства. Мама и бабушка начали возить меня сюда, на море, когда я еще была совсем маленькая.

 

Ваш роман носит благозвучное название – «Белый цветок Ливадии». Его следует понимать в буквальном смысле?

На самом деле в этом названии заложено несколько смыслов. Белый цветок – это и загадочная орхидея, найденная главными героями в горах Ливадии, и благотворительные базары Императрицы Александры Федоровны на праздниках Белого цветка. Подобные праздники, во время которых собирались пожертвования в пользу больных и бедных, начали проводиться в Европе. Но со временем они прижились и в России, причем проходили с большим размахом. Какой еще смысл заложен в названии? Главную героиню, Софью Щербинину ее жених Александр Анфимов ласково называл «белым цветком». Прекрасный белый цветок  может служить символом и самой Царской Семьи. Да и ливадийский дворец, построенный Н.П. Красновым, вполне можно назвать белокаменным «цветком». Помните, Каменный цветок Бажова?..

 

В романе царская линия тесно переплетается с линией главных героев – Александра Анфимова и Софьи Щербининой. Их образы – правдивые и яркие – являются вымышленными или за ними все-таки стоят реальные личности?

Вероятно, я вас разочарую, если признаюсь, что они вымышленные, и нет прототипов у Александра и Софьи. Но за время работы над романом я настолько сроднилась с ними, что теперь мне уже кажется, что они и в самом деле существовали сто лет тому назад. Фамилию Анфимов я выбрала из длинного списка дворянских родов Российской Империи. Предок Александра, воин Анфим, по моему замыслу, прославился при исходе православных из Крыма в Мариуполь, при Екатерине II. Переселением руководил наш знаменитый полководец Александр Васильевич Суворов, а Анфим выполнял его поручения и спас во время этого тяжелейшего перехода множество людей от голодной смерти. Кстати, имя Анфим переводится с греческого как «цветущий». А первая глава, в которой Анфимов знакомится с Соней, носит название «Цветущий май». В 40-х годах прошлого века танцевали под известный фокстрот с таким же названием. Что касается моей главной героини, то я интуитивно назвала ее Софией, и когда

изучала фрейлинские списки, то с удивлением обнаружила, что у Императрицы Александры Федоровны служили 3 или 4 фрейлины с таким же именем! Имя Софья было в то время популярно среди дворянских родов. Описывая поездку из Ласпи в Ялту, я обнаружила интересный материал об одной местной помещице, жившей в Лимнеизе (Оливе), которую тоже звали Софья Щербинина. Только отчество у нее было другое – Сергеевна.

1/1

Чем для Государя и его Семьи была Ливадия?

Царской Семье сразу полюбился новый Белый дворец, построенный под руководством архитектора Краснова. Только в Ливадии Венценосные супруги с детьми отдыхали по-настоящему от повседневной рутины, ограничивая круг принимаемых лиц. Императрица и царские дети поправляли здесь свое здоровье. Вместе с Государем Великие Княжны и Цесаревич совершали прогулки по окрестностям, поднимались в горы. Но даже на отдыхе Николай Александрович продолжал много работать, а Государыня Александра Федоровна устраивала свои благотворительные базары. Ливадию называли «второй столицей Империи». И, действительно, Государь принимал в Крыму множество министров и иностранных послов; они съезжались в Ливадию в основном из Петербурга. В годину революции, находясь под арестом в Александровском дворце, члены Царской Семьи надеялись, что Керенский даст им возможность уехать в Ливадию и проживать там в качестве

гражданских лиц. К сожалению, этого не произошло.

 

ПРОИГРАВШИХ НЕТ

Ваш роман охватывает значительный период времени – с 1909 по 2000 год. Как вам удалось создать такой роман-эпопею, и каково основное развитие сюжета?

Только с Божией помощью мы вообще можем что-то создавать. С романом все получилось совершенно спонтанно. Идея написать «Белый цветок Ливадии» зародилась, когда я решила, что буду участвовать в конкурсе. Волновалась, правда, что маститые эксперты подвергнут критике мой скромный труд. Но главный критик – это все-таки читатель. И вообще, не столь важна победа в конкурсе, сколько само участие в нем. Моя мама, Нина Яковлевна, говорит, что проигравших в литературных конкурсах не бывает: каждый автор имеет в сухом остатке новое произведение, а это дорогого стоит. Откровенно говоря, только благодаря конкурсу мой роман и состоялся. Пару лет назад я начинала писать повесть, в основу которой легла современная драма – убийство архимандрита Петра (Посаднева) в Крымском Форосе. Всего за семь лет этот добрый пастырь восстановил полуразрушенный Форосский храм Воскресения Христова на Красной скале, а в 1997 году его зверски убили по приказу злоумышленников из политических кругов тогдашней Украины. Но по условиям конкурса, нам нужно было писать не о современности, а о событиях вековой давности – о революции и Гражданской войне в России. Роман Белый цветок Ливадии» был задуман как литературная проекция иконы Собора Новомучеников и Исповедников Российских, находящейся в Храме Христа Спасителя. В Центре – Святые Царственные Страстотерпцы, Патриарх Тихон, Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета и множество пострадавших за веру и Отечество великих князей, священнослужителей, иноков и мирян. Поскольку во главе новомучеников и исповедников Российских – Святой Царь Страстотерпец Николай II и его Семья, а в 2018 году отмечалось 100-летие со дня их убиения, я попыталась создать художественные образы Николая Александровича и членов его Семьи. В романе описывается подвиг и других новомучеников – например, великой княгини Елизаветы и ялтинского протоиерея Димитрия Киранова. В процессе работы я исследовала дневниковые записи Государя и Государыни, мемуары придворных и прочие документы. Но, чтобы связать воедино все звенья исторической подоплеки, понадобилось ввести в сюжетную линию вымышленных героев, графа Анфимова и Сони Щербининой, племянницы директора Никитского Ботанического сада. Образно говоря, этот роман вырос в моем сознании, как белый цветок на горной круче – новый подвид орхидеи, который Александр и Софья случайно обнаружили в ливадийском лесу. Сюжет развивается таким образом: Александр и Софья впервые встречаются в Ялте в мае 1909 года. Они знакомятся благодаря своим влиятельным покровителям – Краснову и Щербинину. Фамилия реального директора Ботсада была другая – Щербаков, но поскольку его образ в романе не вполне соответствует прототипу, пришлось изменить и фамилию. Александр Анфимов помогает Краснову в строительстве нового ливадийского дворца для Царской Семьи. На ялтинском молу Анфимов признается Соне в любви и предлагает ей стать его женой, на что она с радостью соглашается. Но неожиданно в отношения между женихом и невестой вклиниваются недобрые силы, стремящиеся помешать этому браку. Между женихом и невестой происходит размолвка. Софья Щербинина в течение нескольких месяцев служит фрейлиной у Государыни Александры Федоровны. Но как только Соня примиряется с Александром, и они начинают подготовку к Венчанию, по дворцовым правилам девушка получает увольнение за штат. Их Величества благословляют брак своей бывшей фрейлины, и Соня венчается с Александром в храме Воскресения Христова в Форосе. Но недолго молодожены наслаждаются идиллией семейной жизни. С началом Первой мировой войны Александр Анфимов попадает на Кавказский фронт и доходит с русскими войсками до Трапезунда. А его супруга, исполняя свой долг перед Царской Семьей, отправляется вместе с ней в Тобольск, а затем и в Екатеринбург. Чудом ей удается избежать страшной участи, постигшей Царскую Семью и других узников Ипатьевского дома. Главные герои проходят все испытания, выпавшие на долю русского народа в годы революций, Первой мировой, Гражданской и Отечественной войн. Сначала я планировала отправить Соню и Александра в эмиграцию на остров Мальту и на этом поставить точку в романе. Но потом мне стало жаль расставаться с моими героями, и я дописала еще одну часть с обстоятельствами их жизни в Югославии, чудесным возвращением на Родину и участием в Великой Отечественной войне. Правнуки Анфимовых встречаются в Ливадии летом 2000 года, после прославления Архиерейским Собором Царя Николая и членов его Семьи. А в последней главе

мне все-таки удалось описать и подвиг архим. Петра (Посаднева), очень почитавшего Святых Царственных Страстотерпцев.

1/1

Работая над образами Святых Царственных мучеников, вы ощущали их помощь?

Конечно! Мы регулярно читали Акафист Царю Николаю, а перед работой я пела тропарь Святым Царственным Мученикам. В итоге я все-таки успела закончить роман вовремя – за 6 часов до нашего вылета в Крым! Вспоминаю рассказ иконописца Виктора Саулкина о том, как ему приснился святой Царь Николай II, который спросил: почему ему, Государю, так мало молятся в России? Действительно, почему? Нам всем надо молиться Святым Царственным Страстотерпцам и Новомученикам и Исповедникам Российским! По ходу работы над романом, мне открывались новые интересные материалы, удивительные эпизоды из жизни Царской Семьи и преданных ей лиц. Поразительны истории чудесного спасения камердинеров Их Величеств Волкова и Чемодурова! Первому удалось сбежать с места расстрела, а второго красноармейцы просто «забыли» в тюремной больнице Екатеринбурга. Как это могло произойти? Терентий Чемодуров находился с Царской Семьей в Ипатьевском доме, но заболел, и его перевезли в тюремную больницу. Когда белые войска подходили с боями к городу, красные жестоко расправились с Царской Семьей, ее верными слугами и со всеми заключенными в екатеринбургской тюрьме. Чемодуров избежал расстрела только потому, что красноармейцы не удосужились перевернуть расстрельный список и прочесть на обороте листа его фамилию. Не чудо ли? Этот факт я связала с судьбой и моей главной героини – Сони Щербининой, которая тоже, по замыслу, покинула Ипатьевский дом по болезни. В январе 2018-го, когда я работала над главами о царской голгофе, мне вдруг позвонила одна давняя знакомая, Елена, и сообщила, что только что вернулась из Екатеринбурга, где посещала Царские места. Господь положил ей на душу помолиться обо мне у екатеринбургских святынь, за что я ей очень благодарна.

 

В чем особый смысл молитвенного обращения к Святым Царственным Страстотерпцам и новомученикам и исповедникам Российским в наше время?

Несомненно, по молитвам Царственных Страстотерпцев и всех новомучеников и исповедников Россия возрождается и вновь обретает идеал Святой Руси, ради которого Господь создал ее великой державой. К сожалению, далеко не все наши соотечественники понимают жизненно-важное значение этого идеала для России. По словам владыки Климента, председателя Издатсовета МП, «сегодня без возвращения к идеалам святости наше общество просто не имеет будущего». По молитвам Богородицы, всех святых, а в особенности Царственных Страстотерпцев и новомучеников, Господь пока отводит от России «секиру» глобальных войн. Но если большинство людей не осознают, что без Бога – не до порога, то чаша Божьего долготерпения может переполниться, и тогда не миновать нам большой беды. Старцы побуждают верных чад православной церкви изучать обстоятельства жизненного подвига новомучеников, поскольку в одночасье святыми не становятся. Мученический венец дается, как награда за жизнь, прожитую ради Бога и ближнего, в покаянном и молитвенном делании. Мученики – это высший лик Церкви. Они подготовили свою душу, чтобы, уподобляясь Христу, пострадать на Голгофе. И у каждого из них голгофа была своя. Новомученики ХХ века близки нашему времени, и мы лучше понимаем те обстоятельства, в которых они жили и пострадали за Христа. К ним надо обязательно обращаться молитвенно, если мы хотим, чтобы жила Россия.

 

Вам удалось побывать прошлым летом в Ливадии?

Слава Богу, да! Считаю это особой милостью Божией, потому что мы не всегда имеем возможность дождаться в Крыму «царских дней». 17 июля мы встретились с прихожанами Форосского храма на архиерейском богослужении в Ливадии, в Крестовоздвиженском храме. Проливной ливень за полчаса превратил ялтинское шоссе, по которому мы добирались, в настоящую реку. Небеса разверзлись в этот день. Лобовое стекло заливали струи дождя, встречные машины обдавали наш автомобиль фонтаном брызг. Хорошо еще, что он имел высокую посадку, а то совсем поплыл бы. И такое ненастье наблюдалось по всему черноморскому побережью. Зато мы были вознаграждены молитвой на архиерейском богослужении.

 

Ваш роман пронизан светлым чувством любви графа Анфимова и Софьи Щербининой. Эти образы чисты и прекрасны, но не слишком ли идеализированы? Будут ли они близки современной молодежи, и не следовало бы их немного приблизить к земле?

А зачем? Искусство должно возвышать душу читателя! Надо поднимать планку, а не опускать ее. А ведь именно последнее так часто практикуется в современной литературе. Как выразился лауреат Патриаршей премии за 2016 год протоиерей Ярослав Шипов, «литература не должна опускаться до уровня массовки». Конечно, надо писать понятным языком, доступным молодежи, но не в ущерб прекрасному. Глядишь, тогда человек и свою жизнь захочет перекроить на иной лад. Ведь на литературном поприще тоже происходит борьба за людские души. Авторы воюют либо на стороне Бога, либо на стороне мамоны, и в зависимости от этого можно говорить о настоящем искусстве или о сур-рогатном…

 

Когда ваш роман выйдет в свет?

Остается еще много редакционной работы, но постараюсь не томить читателя и разместить в скором времени хотя бы первую часть романа на сайте храма прп. Андрея Рублева. Надеюсь, с Божией помощью, роман со временем будет опубликован.

 

 

ЧЕРЕЗ ДУШЕВНОЕ К ДУХОВНОМУ

В чем вы видите задачу современной литературы и искусства в целом?

В том, чтобы противостоять духовному и нравственному распаду, который продолжает стремительно нарастать в нашем обществе, не говоря уже о зарубежном. Совсем остановить эту нравственную энтропию мы не сможем «своею немощной рукой» потому, что знаем из Апокалипсиса, что мир идет к своему концу. Но долг людей искусства – внести свою лепту в сопротивление духовно-нравственной деградации.

 

С какими трудностями вам пришлось столкнуться при работе над романом?

Понятно, что без вымысла невозможно ни одно художественное произведение, но прикосновение к образам новомучеников должно быть деликатным и трепетным. Страшно исказить эти дорогие нам образы. Поэтому, писатель должен молиться и быть осторожным. Тот, кто пишет о святых, сам должен иметь сходное устроение, но об этом речи не идет, и в этом-то вся сложность! Поэтому, Святые Царственные мученики в романе необязательно во всем

соответствуют их действительным прообразам. Это лишь герои художественного произведения. Творчество подобно

полноводной реке: ты заходишь в нее в одном месте, но оказаться можешь совсем в другом, где бурное течение и пороги. Тебя может выбросить на необитаемый остров, твой корабль может потерпеть крушение в виду самой гавани. Чтобы всех этих несчастий не произошло, молиться надо усердно! Проблема в том, что когда поджимают сроки, ты с головой уходишь в сочинительство, а сил на полноценную молитву уже не остается. И это уже не пороги, а настоящий водопад, а вернее, спад духовной жизни. На первом месте всегда должна быть духовная жизнь: участие в богослужении, домашняя молитва, изучение Евангелия, Ветхого Завета, творений Святых Отцов, а также дела милосердия и так далее.

 

Есть в православной среде люди, считающие бесполезной тратой времени занятие каким-либо видом искусства – будь то живопись или литература. Вся эта деятельность относится к душевной области, а надо заниматься духовной.  У вас есть аргументы в защиту искусства?

Конечно, есть! Никто не спорит, что молитва – это искусство из искусств, и дай Бог нам всем его освоить. Как я уже говорила, духовная жизнь, в том числе и молитвенное делание для монахов, да и для мирян, должно стоять на первом месте. В своем 1-м послании к фессалоникийцам Апостол Павел обращается к христианам: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите!» Нужно этому следовать! Но люди имеют разный духовный возраст. Одним нужна твердая пища, другим – питательное молочко. Мы все в основном духовные младенцы, за редким исключением. Отец Ярослав Шипов задавал как-то вопрос старцам Троице-Сергиевой Лавры: «Нужно ли искусство?», и те ответили: «Нужно. Сразу постичь Евангелие человеку тяжело, а хорошее искусство приоткрывает окошки в душе для его восприятия. Бог благословляет настоящее искусство, так как оно пролагает путь через душевное в духовное». Но творчество никак нельзя ставить во главу угла и посвящать ему все свое время, иначе оно превратится в «идола».

 

Валерия Игоревна, расскажите, пожалуйста, поподробнее о конкурсе.

Мне довелось участвовать в первом сезоне этого конкурса. Кстати, сейчас в самом разгаре второй сезон. Так что если кто-нибудь из «пишущих» прихожан храма прп. Андрея Рублева захочет прислать на конкурс свою рукопись повести или романа о новомучениках, то сделать это нужно до конца августа. Чем больше произведений о новомучениках и исповедниках Российских выйдет в свет – тем лучше.

 

C какой целью учрежден конкурс?

Перед творческими людьми поставлена задача рассказать о подвиге новомучеников и исповедников Церкви Русской более широкой аудитории. Конкурс обнимает целых два сезона для того, чтобы успела распространиться информация, и в нем поучаствовали как можно больше авторов. В первом сезоне приняли участие всего 22 автора. В масштабах страны – это капля в море.

 

В целом каковы условия и итоги первого литературного сезона?

Конкурс проходит при поддержке издательства «Никея»; рукописи победителей будут опубликованы за счет специально выделенных средств. Победительницей первого сезона стала писательница Е.А. Иванова, приславшая на конкурс роман «Трибунал». Комиссией отмечены также повесть «Крест в их ладонях» Т.И. Лашук и роман «Воин» В.И. Чуприна. Рекомендую следить за анонсами издательства «Никея» и ознакомиться с этими произведениями.

 

Какими для вас видятся основные задачи конкурсантов?

Во-первых, необходимо развивать народное почитание памяти новомучеников и исповедников Российских. В советскую эпоху их подвиг замалчивался безбожными властями, о нем запрещалось рассказывать даже с церковного амвона. И лишь с конца 80-х годов ХХ столетия начали появляться первые публикации на эту тему. В последнее время издано множество научных и житийных описаний подвига новомучеников, но, к сожалению, об их стойкости в страданиях за веру и Отечество все еще мало известно широкой аудитории. Благо, появляются кинофильмы и художественные

произведения, посвященные, к примеру, Царственным Страстотерпцам. В церковной среде, конечно, этой теме уделяется особое внимание, потому что «кровь мучеников – это семя Церкви». Но есть и еще одна, стратегическая цель. Нужно заполнять пространство СМИ православным содержанием, так как в наши времена находится слишком много желающих навязывать публике антихристианский контент.

 

Беседу вели Нина Габова и Ольга Голубева

Фото из архива Валерии Святкиной