Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

Имя Божие

Никодим, услышав это, говорит: како может человек родитися, стар сый (Ин. 3, 4) …

 

Это КАК - есть выражение людей не очень верующих, есть недоумение мыслящих земное. ….Так и многие другие с подобными вопросами отпали от веры. Так и еретики упорствуют в ереси, предлагая такие же вопросы. Одни из них говорят: как воплотился? Другие: как родился? И таким образом слабым своим умам подчиняют Существо беспредельное. Зная это, нам должно избегать такого неуместного любопытства. Возбуждающие такие вопросы и не узнают того: КАК, и отпадут от Православия.

 

                                                                                                                                                                     Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Иоанна Богослова.

יהוה

Εγώ είμι ό Ων

АЗ ЕСМЬ СУЩИЙ

[removed]Ум наш влечется в глубь веков: какие моменты мы мо­жем отметить в истории человечества, когда Бог явно да­вал познать Себя? Нет сомнений, что для нас, для всего христианского мира, одним из таких моментов является Си­найское откровение. Там великий Моисей воспринял новое познание о Божественном Существе: «A3 ЕСМЬ СУЩИЙ» (по-евр.: Яхве).

Архимандрит Софроний   (Сахаров)

Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Ав­раама, Бог Исаака и Бог Иакова, послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род. (Исх.3:4-15)

 

Я — персональный Абсолют и Перво-Бытие, бездна щедрот, человеколюбивый Владыка, Царь царствую­щих. Никого и ничего нет, что было бы прежде Меня или по­сле Меня: Я — Безначальное Начало и Бесконечный Конец. Сие Имя — есть первый прорыв в живую вечность для челове­ка, первый Свет познания ничем и никем не обусловленного Бытия как «A3 ЕСМЬ», как Персоны.

Архимандрит Софроний (Сахаров). Рождение в Царство Непоколебимое. М., 2001.

Библейское понимание имени. Имена Божии

Имя воспринимается Библией как полное и действительное выраже­ние именуемого предмета или именуемой личности. На языке Библии имя — не просто условное обозначе­ние того или иного лица или предмета: имя указывает на основные ха­рактеристики своего носителя, являет его глубинную сущность.

Имя, кроме того, определяет место, которое его носитель должен занимать в мире. Имя таинственным образом связано с душой: когда имя произ­носят, оно возносится к душе своего носителя. Узнать чье-либо имя значит войти в связь с носителем имени познать его внутрен­нюю суть. Человек в Ветхом Завете воспринимался по принципу «каково имя его, таков и он».

 

В Библии человек нарекает имена не только себе подобным, но и Самому Богу. Всякое имя, данное человеком Богу, указывает на какое- либо действие Божие по отношению к человеку. В Ветхом Завете встречается не менее ста наименований Бога, таких как  Elohim — «Бог», (Adonay — «Господь мой»), (El Shadday— «Бог всемогущий», или «Всевышний», буквально «Тот, Кто на горе»), (Zebaot — «Саваоф», «[Господь] воинств»).

 

   В то же время в Библии присутствует мысль о том, что Бог неименуем, что Его имя человеку недоступно. Иаков, боровшийся с Богом, спрашивал о имени Божием, но не узнал его.

Повествование о встре­че Иакова с Богом является одним из наиболее загадочных и таинствен­ных во всей Библии:

 

И остался Иаков один. И боролся Некто с ним, до появления за­ри; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его, и по­вредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал: от­пусти Меня; ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога  лицем к лицу, и сохранилась душа моя. (Быт. 32:24-30)

 

Иаков получает от Бога новое имя, что знаменует вступление его в более тесные взаимоотношения с Богом. Однако на вопрос об имени Божием он не получает ответа …само священное имя Божие остается неназванным.

 

Перечисленные выше имена, которые человек нарекал Богу, — Adonay, El Shadday, Elohim, Zebaot, — следует отличать от имени (Yahweh — Яхве) — того единственного имени, с которым Сам Бог от­крылся человечеству. Книга Исход связывает откровение этого имени с Моисеем, которому Бог явился на горе Хорив, когда Моисей увидел куст, который горел и не сгорал:

Моисей (икона)

И воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей! Он сказал: вот я, [Господи]! И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть зем­ля святая <...> И сказал Господь [Моисею]: Я увидел страдание на­рода Моего в Египте <...> Итак пойди, я пошлю тебя к фараону [царю Египетскому]; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых <„.> И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: «Бог отцов ваших послал меня к вам». А они ска­жут мне: «как Ему имя?» Что сказать мне им? Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Ав­раама, Бог Исаака и Бог Иакова, послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род. (Исх.3:4-15)

Пророк  Моисей у Неопалимой  купины. Синайская икона XIII века

Понимание точного смысла этого рассказа крайне затруднено. Дело в том, что употребленное здесь еврейское выражение  (ehyeh asher ehyeh), переведенное в Септуагинте  Εγώ είμι ό Ων   и на славянский как «Я есмь Сущий», буквально означает «Я есмь Тот, Кто Я есмь»: это можно воспринять как формулу, указывающую на нежела­ние говорящего ответить прямо на вопрос. Иными словами, повество­вание может быть понято не как откровение Богом Своего личного име­ни, а как указание на то, что на человеческом языке нет слова, которое было бы «именем» Бога в еврейском понимании — т. е. неким всеобъемлющим символом, полностью характеризующим его носителя. Ответ Бога Моисею на вопрос об имени Божием, таким образом, имеет тот же смысл, что отказ Бога назвать Свое имя Иакову.

 

Этимология самого священного имени  יהוה ("Яхве") ,  с которым Бог открывается Моисею, представляет большие затруднения для толкователей и переводчиков. Изначальный смысл этого имени од­нозначно установить невозможно, и все научные толкования его этимологии — не более чем гипотезы.

 

Дело в том, что после вавилонского плена, во всяком случае, не позднее III века до P. X., евреи из благоговения перестали вообще произносить священ­ное имя Яхве, которое стало восприниматься как nomen proprium, как собственное имя Бога. Лишь однажды, в день Очищения (Yom Kippur), первосвященник входил во святое святых, чтобы там произ­нести это священное имя. Во всех же прочих случаях его заменяли на (Adonay) или другие имена, а на письме обозначали четырьмя со­гласными (YHWH — так называемый священный тетраграмматон). В III—V веках память о произношении тетраграмматона сохранялась, однако впоследствии правильное его произношение окончательно забылось. С XVI века на Западе стали употреблять искусственную вокализацию Yehowah (Иегова), появившуюся в результате добавления к согласным YHWH глас­ных из имени Adonay, и только в середине XIX века ученые показали, что тетраграмматон следует читать как Yahweh. Хотя такая вокализация имени YHWH считается в современной библеистике об­щепринятой, сохраняются значительные расхождения между учены­ми в толковании смысла этого имени.

 

Большинство исследователей, тем не менее, сходится в мнении о том, что это имя связано с глаголом (hayah), означающим «быть», «существовать», «иметь бытие», и что само имя означает «Я есмь», или «Я есмь то, что есмь» (гречес­кий перевод этого имени       Р кn  указывает на существование: отсюда патристическое видение имени «Сущий» как указания на то, что Бог — источник бытия всего существующего.

 

Повествование Книги Исход о синайском откровении Бога Мои­сею — еще один рассказ, в котором имя Яхве играет центральную роль. На Синае народ израильский через Моисея получает от Бога за­конодательство, начинающееся с десяти заповедей. Первая заповедь яв­ляется расширенным толкованием имени Яхве, а вторая заповедь пря­мо говорит об этом имени:

 

Хотя значение имени Яхве остается сокрытым и само имя не описы­вает Бога, именно это имя в еврейской традиции стало восприниматься как собственное имя Бога: все другие имена Божии воспринимаются как толкования священного имени Яхве.

Моисей (икона)

Об этом свидетельствует рассказ Книги Исход о явлении Бога Моисею на горе Синай: 

 

Моисей сказал: покажи мне славу Твою… И сказал Господь: Я про­веду пред тобою всю славу Мою, и провозглашу имя Иеговы пред тобою; и, кого помиловать, помилую, кого пожалеть, пожалею. <...> И сошел Господь в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Иеговы. И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь Яхве, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и мно­гомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, про­щающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказа­ния, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода. Моисей тотчас пал на землю и поклонился Богу. (Исх.33:18-23)

Пророк Моисей

В этом повествовании провозглашение Богом имени Яхве (Иеговы), т. е. Своего собственного имени, является наивысшим моментом откро­вения. Все прочие имена, которые следуют за именем Яхве — «Бог че­ловеколюбивый», «милостивый» и другие — являются лишь толко­ваниями этого имени, как бы добавляют обертоны к его основному звучанию. Таким образом, две темы — имени Божия и имен Божиих — уже здесь вполне различимы.

 

В цитированном отрывке присутствует еще одно ключевое понятие Ветхого Завета, неразрывно связанное с понятием имени Божия: сла­ва Божия или слава Господня (евр.— kabod Yahweh). Наивысшим моментом откровения этой славы является провозглашение имени Яхве. Но что такое слава Божия? Адекватно перевести это по­нятие на современный язык невозможно: в Ветхом Завете в него вкла­дывали прежде всего представление о таинственном Присутствии Божием, являемом в зримых образах (облака, огня). Так например, слава Божия явилась народу израильскому в облаке, когда народ возроптал на Господа; слава Божия сошла в виде облака на гору Синай и пре­бывала на ней в течение шести дней: вид славы Божией при этом опи­сывается как «огонь поядающий».

 

Мы можем суммировать сказанное о почитании имени Божия в Ветхом Завете словами архимандрита (впоследствии архиепископа) Феофана (Быстрова), автора монографии на тему «Тетраграмма, или Ветхозаветное Божественное Имя», опубликованной в 1905 году:

 

<...> Мысль о глубокой древности рассматриваемого великого имени божественного представляется нам заслуживающей самого глубокого внимания. По существу своему, это есть имя Бога живаго и проявляющего Свою жизнь в откровении. И, как такое, оно, нам думается, весьма вероятно, современно существованию откровения и, следовательно, существует с самого начала человеческой истории. Возникло оно, по нашему мнению, вероятно, еще во время жизни первых людей в раю. Как известно, здесь человеком даны были имена животным и, конечно, всем предметам видимого мира. Не может быть, чтобы Существо, с которым он наиболее находился в общении, осталось у него без имени. А из возможных и известных из от­кровения имен божественных имя «Сый» для этой цели было как нельзя более подходящим. Превысший всякой сущности и чело­веческого примышления, благий и все превосходящий добротою Создатель мира сотворил человека по образу Своему и внедрил та­ким образом в самые основания духовной человеческой природы мысль и ведение о собственной Своей вечности, чрез это самое соделал его, по выражению св. Афанасия Великого, созерцателем и знателем Сущего, чтобы человек, беседуя с Богом, жил блажен­ною и бессмертною жизнью. Из этого созерцания Бога светлым, не омраченным греховною нечистотою, разумом первозданного чело­века, можно думать, и возникло настоящее имя. Но и после падения, когда союз человека с Богом расторгся и созерцание Бога умом прекратилось, имя это продолжало сохранять для человека пол­ное значение; хотя и изменялось в своем религиозно-историческом содержании сообразно с ходом всего сотериологического откровения вообще. Само собою понятно, что, когда имени «Сый» припи­сывается такая глубокая древность, то имеется в виду не внешняя звуковая оболочка имени, древность которой, конечно, не может простираться далее древности языка, ее создавшего, но сама идея живого Бога, в известный исторический момент нашедшая себе воплощение в тетраграмме. При таком воззрении идея Бога «Сущего» самым тесным образом связывается со всем ветхозаветным откровением и представляется отражающей на себе все судьбы этого откровения.

 

Архиеп. Феофан (Быстров).  Тетраграмма, или Ветхозаветное Божественное Имя., 1905. Цит. по еп. Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. СПб., 2007.

Ветхозаветная тема имени Божия трансформируется у святителя Григория (так же, как и у других двух каппадокийских Отцов) в тему неименуемости Божией, …в то же время Григорий не исключает возможность существования некоего сокровенного имени, которое обозначало бы естество Божие.

святитель Григорий Богослов

Однако он настаивает на том, что это имя нам неизвестно и что, во всяком случае, оно не может быть вербально выражено:

 

<...> Мы не знаем имени, которое обозначало бы Божеское естество. О бытии сего естества мы знаем, но что касается наименования, которым бы во всей силе обнималось неизреченное и беспредельное естество, то мы говорим, что его или совершенно нет, или оно нам вовсе неизвестно <...> А слово, которое посредством значе­ния имени обещает дать какое-либо понятие и объяснение беспре­дельного естества, не подобно ли тому, кто собственной ладонью думает объять все море? Ибо что значит горсть по отношению к целому морю, то же значит вся сила слов по отношению к неизре­ченному и необъятному естеству.

Святитель Григорий Богослов

Бог не есть речение и не в голосе и звуке имеет бытие. Призыва­ющим же Его именуется не само то, что Он есть, — ибо естество Сущего неизглаголанно, — но Он получает наименование от действий, которые, как мы верим, касаются нашей жизни.

Что же касается имени «Сущий», с ко­торым Бог открылся Моисею, то в этом имени указывается «некое отли­чительное свойство Божества, а именно — что о Боге ничего иного нельзя знать, кроме того, что Он существует». В имени «Сущий», счи­тает Григорий Нисский, содержится указание на неименуемость Бога: «Священное Писание, возвещая прочие Божеские имена о Сущем, Самого Сущего представляет неименуемым у Моисея».

 

Цит. по еп. Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Введение в историю и проблематику имяславских споров. СПб., 2007.

«, что есть Бог в существе Своем, того не может знать ни одна тварь, не только видимая, но и невидимая, т.е. ни самые Ангелы; поелику совершенно нет никакого сравнения между Творцом и тварью. Но для нашего благочестия довольно и того, как свидетельствует Кирилл Иерусалимский, «если мы знаем, что имеем Бога единаго, Бога сущего и вечного, Который всегда подобен Самому Себе, и есть Тот же» (Оглаш. 6) и что, кроме Его нет другого Бога, как говорит Сей самый Бог чрез Пророка: «Аз (есмь Бог) первый и Аз по сих, кроме Мене нестъ Бога» (Ис.44:6). И Моисей, увещевая Израильский народ, так говорит: «слыши, Израилю! Господь Бог наш Господь един есть» (Втор. 6:4).

 

Православное Испов.Петра Могилы ч. I, ответ на вопрос 8

Однакож, Бог не оставил нас в совершенном неведении. Ибо знание того, что Бог существует, Им естественным образом всеяно во всех. И сама тварь, и как ея непрерывное продолжение, так и управление возвещают о величии божественной Природы. Также и соответственно той степени, в какой мы можем постигать, Он открыл знание о Себе: прежде чрез закон и Пророков, а потом и чрез единороднаго Сына Своего, Господа и Бога, и Спасителя нашего Ииcyca Христа.

Поэтому, как знающий все и заботящийся о полезном для каждаго, Он открыл то, что узнать нам было полезно; а что именно превышало наши силы и разумениe, о том умолчал.

 

Желающему говорить или слушать о Боге, конечно, должно ясно знать, что из относящагося к учению о Боге и воплощении… как не все неизреченно, так и не все может быть выражено речью; и не все недоступно познанию, и не все доступно ему;

 

Поэтому многое из темно мыслимаго о Боге не может быть соответственным образом выражено, но о предметах, превышающих нас, мы бываем прину­ждены говорить, прибегая к человеческому характеру речи, как, например, говорим о Боге, пользуясь словами: сон и гнев, и руки, и ноги, и подоб­ными.

Св. Иоанн Дамаскин

Но что есть существо Божие, или каким образом оно присуще всем вещам, или как единородный Сын и Бог, уничижив Себя, родился человеком от кро­ви Девы, будучи образован иначе, нежели каков был закон природы, или каким образом Он ходил по водам сухими стопами, — и не знаем, и не можем говорить.

 

                                                                                                                     Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. М., 1992.

                                                                                             ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛОВА  «БОГ"

 

Каждый человек и каждый народ по-разному представляет Бога. Не случайно в разных языках слово «Бог» родственно различным словам и понятиям, каждое из которых, впрочем, может сказать нечто о свойствах Бога. В древнюю эпоху люди пытались подобрать те слова, при помощи которых они могли бы выразить свое представление о Боге, свой опыт соприкосновения с Божеством.

В русском языке и в других языках славянского происхождения, относящихся к индоевропейской группе, слово «Бог», как считают лингвисты, родственно санскритскому bhaga, что значит «одаряющий, наделяющий», в свою очередь происходящему от bhagas - «достояние», «счастье». «Богатство» тоже родственно слову «Бог». В этом выражено представление о Боге как полноте бытия, как всесовершенстве и блаженстве, которые, однако, не остаются внутри Божества, но изливаются на мир, людей, на все живое. Бог одаряет, наделяет нас Своей полнотой, Своим богатством, когда мы приобщаемся к Нему.

 

Греческое слово theos, по мнению Платона, происходит от глагола theein, означающего «бежать». Древние греки видели в природе, ее круговращении, ее целенаправленном «беге» указания на существование какой-то высшей разумной силы, которую не могли отождествить с единым Богом, но представляли в виде множества божественных сил. Однако святитель Григорий Богослов (IV в.) наряду с этой этимологией приводит другую: имя theos от глагола aithein - «зажигать», «гореть», «пылать». «Ибо Господь Бог твой есть огонь поядающий, Бог ревнитель», - говорится в Библии (Втор.4:24).

Митрополит Иларион (Алфеев)

На языках германского происхождения слово «Бог» - английское God,немецкое Cott - происходит от глагола, означающего «падать ниц», падать в поклонении. «Людьми, которые в раннее время стремились сказать нечто о Боге, - говорит по этому поводу митрополит Сурожский Антоний (XX в.), - не было сделано попытки Его описать, очертить, сказать, каков Он в Себе, а только указать на то, что случается с человеком, когда вдруг он окажется лицом к лицу с Богом, когда вдруг его осияет Божественная благодать, Божественный свет. Все, что человек может тогда сделать, это пасть ниц в священном ужасе, поклоняясь Тому, Кто непостижим и вместе с тем открылся ему в такой близости и в таком дивном сиянии».

Митрополит Иларион (Алфеев). Во что верят православные христиане. Никея, М., 2014.