Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

Бог христиан - Пресвятая Троица

«слыши, Израилю! Господь Бог наш Господь един есть» (Втор. 6:4)
Троица. Андрей Рублев

Две тысячи лет прошло с того момента, когда в мир явился Создатель его; и в человеческом теле и нашим язы­ком Он говорил нам об образе Божественного Бытия. Но даже до сего времени все уверовавшие в Него пребывают в муках творческого освоения данного Откровения.

 

Те, в ком преобладает стремление постигать Божество интел­лектуально, через богословскую науку, не получают живого опыта вечности. Те, что довольствуются одною молитвою, не достигают совершенства, хотя моментами и приближа­ются к Богу более интенсивно, чем первые. Ни интеллек­туальное богословие без покаянной молитвы, ни молитва, даже горячая, но без умного богословского видения, не являются совершенством. Лишь познание, включающее в себя оба указанных аспекта как единую жизнь, прибли­жается к полноте.

 

                                     Архимандрит Сафроний (Сахаров). Рождение в Царство Непоколебимое. М., 2001.

Истины о Боге, едином по существу, и Его существенных свойствах, <..>, не объемлют собою всего Христианского учения о Боге. Признавая только, что Бог есть един, мы не в праве называться Христианами: единаго Бога признают и иудеи, не признавшие Христа-Спасителя за Meccию и отвергавшие Христиан­ство, исповедуют и магометане, допускали и допускают  многие и новые еретики в недрах самаго Христианства. Полное Христианское учение о Боге, которое необходимо содержать сердцем и исповедывать устами, чтобы достойно носить имя Христианина, состоит в том, что Бог и един и троичен, един по существу, троичен в Лицах.

Макарий архиепископ Харьковский

Это учение составляет самый коренный догмат собственно Христианский: на нем непосредственно основываются, и следовательно, с отвержением его неизбежно отвергаются, догматы о нашем Искупителе Господе Иисусе, о нашем Освятителе - Всесвятом Духе  и за тем, более или менее, все до одного догматы, какие только относятся к домостроительству нашего спасения. И исповедуя, что Бог един но суще­ству и троичен в Лицах, мы отличаемся не от язычников только и некоторых еретиков, допускавших многих или двух богов, но и от иудеев, и от магометан, и от всех еретиков, признававших и признающих только единаго Бога. Вследствие сей-то особенной важности учения о Пресвятой Троице, оно составляет главное содержание всех символов, какие только употреблялись и употребляются в православной Церкви, равно как и всех частных исповеданий веры, написанных по разным случаям пастырями Церкви.

Макарий архиепископ Харьковский

Но, будучи важнейшим из всех Христианских догматов, догмат о Пресвятой Троице есть вместе и непостижимейшй. <…> таинство таинств Христианских есть, безспорно, догмат о Пресвятой Троице: как в одном Боге три Лица, как и Отец есть Бог, и Сын есть Бог и Святой Дух есть Бог, однакож не три бога, но един Бог, — это совершенно превышает всякое наше разумение. И вот от чего ни о какой догмат столько не претыкались еретики, покушавшиеся объяснять истины веры собственным разумом, как о таинство Пресвятой Троицы.

 

                                                                Православно-Догматическое  Богословие Макарий архиепископ Харьковский. Репринт 1868 . М.,1993.

Един Бог, Отец Слова живого, Премудрости ипостасной и Силы и Образа вечного, совершенный Родитель Совершенного, Отец Сына Единородного.

Григорий Неокессарийский

Свт. Григорий Неокессарийский

Един Господь, единый от единого, Бог от Бога, Начертание и Образ Божества, Слово действенное, Премудрость, объемлющая состав всего, и зиждительная Сила всего сотворенного, истинный Сын истинного Отца, Невидимый Невидимого, и Нетленный Нетленного и Бессмертный Бессмертного и Вечный Вечного.

И един Дух Святой, от Бога имеющий бытие и через Сына явившийся (т.е. людям), Образ Сына, Совершенный Совершенного, Жизнь, Виновник живущих, (Источник святый), Святость, Податель освящения, в Нем же является Бог Отец, сущий над всем и во всем, и Бог Сын, Который через все.

Троица совершенная, славою и вечностью и царством неразделяемая и неотчуждаемая.

Посему нет в Троице ничего ни сотворенного или служебного, ни привнесенного, как бы прежде не бывшего, потом же привзошедшего; ибо ни Отец никогда не был без Сына, ни Сын без Духа, но непреложна и неизменна – всегда та же Троица

 

                                                                        Символ веры свт. Григория, епископа Неокессарийского.

Ничего не было прежде великого Отца; потому что Он все имеет в Себе. И Его знает неотлучный от Отца — Отцом рожденный, безлетный Сын, великого Бога Слово, Образ Первооб­раза, Естество, равное Родителю. Ибо слава Отца — великий Сын.

Григорий Богослов

Свт. Григорий Богослов

А как явился он от Отца — знают единый Отец и Явившийся от Отца; потому что никто не был близ Божества.

 

Впрочем, то несомненно известно и всякому человеку, и мне, что Божеству нельзя приписывать моего рождения, то есть течения, бесславного сечения. Если я делаюсь родителем не без страдания, потому что составлен из частей, то не следует из этого, чтобы подлежал стра­данию кто вовсе несложен и бестеле­сен. Ибо что удивительного, если у тех, которые далеки между собою по есте­ству, и рождения различны? 

 

                                                               Святитель Григорий Богослов. Духовные творения. М., 2000.

Итак, святая кафолическая и Апостольская Церковь излагает учение вместе об Отце и вместе об единородном Сыне Его, от Него рожденном безлетно  и без истечения, и безстрастно, и непостижимо, КАК знает один только Бог всего ;...

Иоанн Дамаскин

…не раждал во времени Бог, имеющий  высшее  времени и природу, и бытие. Дух Святый исходит от Отца, но исходит не по образу рождения, но по образу исхождения. Это - иной и непостижимый, и неведомый, подобно тому как и рождение Сына.

 

Итак, ...три пребожественныя Ипостаси Святаго Божества участвуют в несозданности; ибо оне — единосущны и несотворенны. …Один только Отец — нерожден, потому что бытие у Него не есть от другой Ипостаси. И один только Сын — рожден, ибо Он безначально и безлетно рожден из существа Отца. И один только Дух Святый — исходящ, не раждаемый. но исходящий из существа Отца.

 

…так учит божественное Писание, однако, образ рождения и исхождения—непостижим.

Прп. Иоанн Дамаскин

Если же говорим, что Отец — начало Сына и более Его, то не показываем, что Он первенствует над Сыном по времени или природе, ибо чрез Него Отец веки сотвори. Не первенствует и в каком либо другом отношении, если не относительно причины; то есть, потому, что Сын рожден от Отца, а не Отец от Сына, и потому, что Отец — причина Сына…И так, всякий раз как услышим, что Отец—начало и более Сына, то да разумеем это в смысла причины.

 

..так говорим и об Отце. что все, что Он делает, делает чрез единороднаго Сына Его, не как чрез служебный орган, но — естественную и ипостасную Силу, …так и все, что творит Отец, и Сын такожде творит.

 

…в Святой и пресущественной, и высшей всего, и непостижимой Троице …общность и един­ство созерцается самым  делом, по причине совечности Лиц и тождества Их существа и деятель­ности, и воли, и по причине согласия познавательной спо­собности, и — тождества власти и силы, и благости. Я не сказал: подобия, но: тождества, также — единства происхождения движения.  Ибо — одна сущность, одна благость, одна сила, одно желание, одна деятельность, одна власть, одна и та же самая, не три, подобныедруг другу, но одно и то же самое движение трех Лиц. Ибо каждое из Них не в меньшей степени имеет единство с другим, чем Само с Собою.

 

                                                                                                                         Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. М., 1992.

Вера же кафолическая сия есть: да единого Бога в Троице, Троицу во Единице почитаем, ниже сливающе ипостаси, ниже существо разделяюще. Ина бо есть ипо­стась Отча, ина Святаго Духа: но Отчее, и Сыновнее, и Святаго Духа едино есть Божество, равна слава, соприсносущно величество. <…>

Афафнасий Патриарх Александрийский

Свт. Афанасий Патриарх Александрийский

Отец ни от кого есть сотворен, ни создан, ниже рожден. Сын от Отца самаго есть не со­творен, не создан, но рожден. Дух Святый от Отца не со­творен, не создан ниже рожден, но исходящ. Един бо есть Отец, не три отцы. Един Сын, не три сыны. Един Дух Свя­тый, не три дуси святии.

И в Сей Святей Троице ничтоже первое, или последнее: ничтоже более или менее: но целы три ипостаси, соприсносущны суть себе и равны: Сице яко да по всему прочему, якоже предречеся, Троица во единице и единица в Троице почитается. Хотяй убо спастися, тако о Святей Троице да мудрствует»

 

                                                                  Символ веры св. Афанасия Патриарха Александрийского.

Не надо забывать, что новозаветное откровение было предварено откровением ветхозаветным. Когда мы, христи­ане, погружаемся в созерцание данных библейского откро­вения, тогда уже с первых глав Книги Бытия мы слышим знакомое нам о Боге многоедином: И сказал Бог: сотво­рим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт. 1:26), и еще: И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас (Быт. 3:22). Для христианина при чтении книги Бытия примечательным является также то, что Бог явился Аврааму в виде трех мужей, к которым он, однако, обращался как к единому существу: Он возвел очи    свои, и взглянул, и вот, три мужа стоят против него... и ска­зал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего (Быт. 18:2-3).

Архимандрит Софроний Сахаров

<…> нам открыта самая прекрасная тайна: Бог есть существо Персональное, но Он не единая Персона, а Троица Ипостасей. Мы крещены Ду­хом Святым и огнем (Мф. 3:11), во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28:19).

 

<…>наш ум-рассудок, оторванный от сердца, исполненного благодати веры, один, со своим законами мышления останавливается на данных этого откровения, тогда он оказывается перед  рядом невместимых для него положений.

 

Мы не можем мыслить  такого Личного Бытия, Которое будучи абсолютно единым и простым, в то же время Троично, при том таким образом, что каждое из них является Абсолютным Субъектом, носителем всей полноты Божеского Бытия, то есть всесовершенным единым Богом, динамически равным всему Троичному единству.

 

Нашему мышлению недоступно бытие такого Триединого  Существа, где Рождающий не предваряет Рождающегося, Изводящий — Исходящего, где акт рождения и изведения ничем не ограничивает  абсолютной свободы личного самоопределения Рождающего и Исходящего.

Архимандрит Софроний (Сахаров)

Мы не можем представить такого Бытия , в Котором различаются три Лица от единой Сущности или Природы, Сущность же – от Энергии, и Которое, однако является абсолютно простым.

 

Нашей мысли также недоступно такое бытие Бытие, в Котором  усматривается целый ряд таких актов, как рождение Сына, изведение Святого Духа; или акты самоопределения и самопознания, и Которое в то же время есть  абсолютно простой, беспроцессуальный и непротяженный Акт.

 

Наше сознание не вмещает такое Бытие, где единое онтологическое начало — Отец не предваряет ни Рождающегося Сына, ни исходящего Святого Духа, не предваряет и онтологически не преимуществует, так что возможно слово об  Их соприсносущности и полном равенстве, то есть об Их равнобожественности, равнодостоинстве, равносилии, или, что лучше, единодостоинстве; об Их единой славе, едином действии и единой воле, настолько, что решительно догматом возбраняется всякая мысль об иерархическом строе­нии Троицы или о подчинении — субординации. «И в сей Святей Троице ничтоже первое, или последнее, ничтоже более или менее, но целы Три ипостаси, соприсносущны суть Себе и равны».

 

Пред лицом этого учения Церкви недоумевает наш ум и замолкает. Оно никак не укладывается в рамки катего­рий нашего мышления.

 

Приведенными недоумениями далеко не исчерпывается долгий ряд недоумений, рождающихся в нашем уме при встрече с учением Церкви. Всегда возникают новые, и ко­торые всегда представляются неразрешимыми. И если это так, и если, несмотря на откровение, Божественное Бытие остается для нас непостижимым, недомыслимым, невиди­мым, неопределимым, неименуемым, то, спрашивается, какую новую жизнь и какое новое познание приносит нам догмат Церкви о Святой Троице? Когда наше мышление следует Откровению, то приходит к посильному постижению дотоле Недостижимого.

 

<…> но чтобы достигнуть Его, необходимо следовать тем путем, который приводит к этому постиже­нию. Чтобы овладеть науками, преподаваемыми в школах, дети подчиняются своим учителям следуя их указаниям, их методу. И Церковь имеет свою науку о познании Бога, свой путь или метод, приводящий к этому познанию, и тот, кто хочет достигнуть его, должен следовать методу Церкви, который сводится к вере и хранению заповедей Христа.

 

Бог есть любовь (1 Ин. 4:8), и познается и созерцается не иначе, как через любовь и в любви; потому заповеди Христа, ведущие к познанию Бога, суть заповеди о любви. Тайна Троицы до конца непостижима, ибо превосходит возможности нашего разума и силы нашего тварного суще­ства. Но непостижимая и сокрытая, она через жизнь по вере непрестанно открывается нам бытийно, становясь приснотекущим источником вечной жизни. Вера глубже и проникновеннее рассудка; она зовет нас к постижению и освоению Божественных тайн не путем логических последований, а путем пребывания в Божественных заповедях Христа: Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои учени­ки и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8:32). На этом пути «пребывания в слове Христа» человека встречает Бог и вселяется в душу его (Ин. 14:23), давая ему о Себе подлинное познание. Тогда все то, что ранее казалось логически немыслимым, светом своим обна­жает наше невежество и наши заблуждения, явившиеся следствием греха и падения. Тогда пред нами встает бес­предельная полнота, мудрость, красота, свет, правда и исти­на Божественного Бытия, Которое есть Любовь.

 

Заповедей Христа, хранение которых приводит человека к обожению, суть две: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею: вот первая заповедь. Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как са­мого себя (Мк. 12:30-31).

 

                                                                                                  Архимандрит Софроний (Сахаров). Рождение в Царство Непоколебимое. М., 2001.

…любовь не есть Божественное свойство, но имя Божие — одно из имен Божиих и сущность Божественного бытия. Потому и сказано: «Бог есть любовь».

 

Понятие о Боге как Любви объяснимо только через понятие о Боге как Святой Троице. В этом ключ к тайне любви, дочь моя. Постоянно держи это в памяти. И веруй слову великого Исаака Сирина: «Любовь слаще жизни». А я добавлю: и сильнее смерти.

Святитель Николай Сербский

Любовь в одном лице — не любовь, а самолюбие и себялюбие. Ислам, несмотря на то, что он является одной из относительно высших peлигий, совершенно не терпит учения о Боге как о Святой Троице<…> И именно потому,  <…> в Коране нигде не говорится о любви Божией, но только о правде Божией и милосердии.

 

Знай и помни, дочь моя: Тайна Свя­того Триединства — внутренняя тайна Бо­жественной природы. Эту Свою сокровенную тайну Бог не мог открыть людям ни помимо закона, ни через закон, ни через людей, ни через великих пророков. Он мог только через избранных пророков предвозвещать, довольно ясно и определенно, сошествие на землю и воплощение Сына Своего, через Которого «земля наполнится познанием Господним, как море полно воды» (Ис. 11,9; Аввак. 2, 14). А главное знание, которое принесет Сын, будет знание о Боге как о Святой Троице, одно и имен Которого Любовь.

Святитель Николай Сербский

Вечный Отец любит Сына и Дух Святого. Вечный Сын любит Отца и Дух Святого. Вечный Дух любит Отца и Сына. Все это в непостижимом единстве, нераздельном и неслиянном. Все бестелесно и  духовно. И так из вечности в вечность, без  начала и конца, без перемен, без уменьшений и увеличений, без каких-либо внешних событий, вне времени и пространства.

 

Кого бы любил Бог Отец в вечности, прежде сотворения мира, если бы Он не имел Сына как предмет Своей Любви? А это означало бы, что Он не знал Любви и не был Сам Любовь; по сущности Своей, прежде чем сотворил мир как предмет Своей Любви. А то, в свою очередь, означало бы, что Бог с сотворени­ем мира приобрел нечто такое, чего Он прежде не имел и через что Он переменил­ся. Это же бессмысленно, не логично и про­тиворечит Священному Писанию, в кото­ром с Небес засвидетельствовано, что в «Боге нет перемены».

 

Когда мы говорим о любви во Свя­той Троице, мы постоянно держим в памяти, что Бог есть дух, и любовь в Боге вся духовна. Отец любит Сына так силь­но, что Он весь в Сыне: и Сын любит Отца так сильно, что весь в Отце, и Дух Святой по любви весь в Отце и Сыне. Это Сын Божий засвидетельствовал словами: «Я во Отце и Отец во Мне» (Ин. 14, 10). И Сын во Святом Духе и Святой Дух в Сыне.

Особенность любви, дочь моя, со­стоит в том, что любящий желает раство­риться в возлюбленном. Так горяча лю­бовь Отца к Сыну, что Он хотел бы раство­риться и истощить Себя в Сыне.

 

И наоборот. Такова же и любовь Духа Святого к Отцу и Сыну. Но непостижи­мым образом Каждый остается тем, что Он есть. Потому и говорится о Святой Троице: «нераздельна — неслитна». Нераздельна, ибо едина по сущности и в любви; неслитна, ибо по ипостасям лична. Триединый пламень естества, жизни и любви. От этого величественного огня божественной любви зажигаем и мы наши малые сырые свечки земной любви, которые дымят, чадят и легко гаснут. А что три Лица не сливаются и не разделяются, то это — действие любви всякого Лица по отношению к двум другим. Ибо всякий из них по любви стремится, чтобы возвеличились и прославились остальные два Лица Святой Троицы. Это видно из слов Сына Божиего: «Отец Мой более Меня есть».

 

Любовь не возникла от земли, но пришла с небес. Преподобный Кассиан говорит: «Любовь принадлежит исключи­тельно Богу и тем людям, которые восста­новили в себе образ и подобие подобие Божие». Сознательная любовь соотносится с сознательной личностью, не с принципом, идеей или с каким-либо безличным существом, но с личностью. Где нет взаимности в любви, там нет любви. А принцип, или идея, или неразумная тварь, будь то Божественная или человеческая, не может нас любить, сколько бы мы их не любили. О такой любви мы и не говорим;   наше слово о любви личности к личности, которая «нераздельна и неслитна».

 

Только совершенная личность, с совершенным сознанием, с совершенным умом, обладающая совершенным могуще­ством, может иметь совершенную любовь. Эта личность — наш Бог. То, что всякий человек ревнует о своей личности, происходит от того, что и Его Творец — личность. А то, что все люди ценят любовь превыше всего, происходит оттого, что их Творец — Любовь. И так это искони и до сего дня и на веки веков.

 

«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем» (1 Ин. 4,16). Века и человеческие поколения страстно ожидали услышать эти светонос­ные и живоносные слова, как ищут везде путеводную звезду, подобную Вифлеем­ской. А эти слова апостол сам услышал, прочувствовал и повторил в том виде, в каком принял их от Своего Господа.

 

Все Свои слова и поступки приписывает Сын Божий Отцу: «Я говорю миру то, что слышал от Отца»; «Сошел с неба не для того, чтобы творить волю Свою, но волю пославшего Меня Отца»; «Как заповедал мне Отец, так тво­рю»; «Да видит мир, как люблю Отца» [Смотри Евангелие от Иоанна  Итак, Сын отказывает­ся от Своей воли и все приписывает Отцу. Не ищет Он славы Своей, но Отчей. С дру­гой стороны и Отец любит Сына «и все показывает Ему». Отец никого не судит, «но весь суд отдал Сыну». И более того: «Отец любит Сына и все дает в руки Его».

 

В любви Отца и Сына в полной мере участвует и Дух Святой. Духом Свя­тым осуществлено рождение Сына от безмужной Девы Марии. Дух Святой явился в виде голубя при крещении Иисусовом. Исполненный Духа Святого возвратился Иисус с Иордана. Духом Святым Иисус изгонял злых духов из людей. Дух Святой сошел на апостолов в Пятидесятницу. «Бог явился в теле, оправдался Духом». «Те, которые ходят в Духе Божием, суть Божии». Только «хула на Духа Святого не  проститься человекам» (Мф. 12, 31) Дух жизни, силы, мудрости, истины, молитвы, мира, радости, утешения вселяется в верных Христовых, как в Свои храмы. Он созидает тело Христово, соединяя верных в одно освященное тело, которое есть Церковь как «столп и утверждение истины». И сверх всего «любовь Божия изливалась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5, 5).

 

Следовательно, когда мы говорим  «Бог есть любовь», то тем самым говорим: Святая Троица есть Любовь. И Отец есть Любовь, и Сын есть Любовь, и Святой Дух есть Любовь. Источник и прообраз любви между ангелами и людьми;  источник, который, давая, не иссякает, и принимая в себя, не обогащается.

 

                                                                                       Святитель Николай Сербский. Кассиана. Повесть о христианской любви. Минск, 2004.