Г.Я.Мокеев.

Храм св. Василия Блаженного

«Проводили боярина с письмом (посланием Лжедмитрия) через всю Москву до главной церк­ви, называемой «Иерусалим», что у самых Крем­левских ворот, тоже называемых по этой церкви «Иерусалимскими».

Конрад Буссов, 1605 г.

Все называют эту церковь храмом св. Василия Блаженного, по прозвищу знаменитого мос­ковского юродивого, прихороненного к хра­му в 1588 году в особом приделе. Под необычным названием главной церкви скрывается великое мно­гообразие форм и содержания святыни. О символи­ке архитектуры самого чудесного храма Руси и пой­дет здесь речь.

храм Василия Блаженного (Покровский собор)

press to zoom

храм Василия Блаженного (Покровский собор)

press to zoom

храм Василия Блаженного (Покровский собор)

press to zoom

храм Василия Блаженного (Покровский собор)

press to zoom
1/6

Г.Я.Мокеев. храм Василия Блаженного

press to zoom

Г.Я.Мокеев. храм Василия Блаженного

press to zoom

Г.Я.Мокеев. храм Василия Блаженного

press to zoom

Г.Я.Мокеев. храм Василия Блаженного

press to zoom

ОБЕТНЫЙ ПАМЯТНИК ПОБЕДЫ. К середине XVI века русское православное царство попало в страшную беду, — оказалось в окружении «полу­месяца» из пяти мусульманских татарских ханств: Казанского, Астраханского, Крымского, Большой и Малой Ногайских орд. Татары поочередно, а ча­ще, объединяясь, нападали с разных сторон на Рус­скую землю. В 1552 году царь Иван Васильевич Гроз­ный разрушил смертоносный «полумесяц», — раз­громил Казанское и Астраханское царства, избавил русский народ от порабощения. В случае воинской удачи он пообещал построить в Москве памятник победы. И вот.

 

В Пискаревском летописце под 1560 годом записа­но: «О Троице на Рву... Повелением царя Ивана за­чата делати церковь обетная.., еже обещася во взя­тье казанское: Троицу и Покров и семь приделов, еже имянуется «на Рву». А мастер был Барма с това­рищи. И прииде царь на оклад той церкви с цари­цею Настасиею и с отцем богомольцем Макарием митрополитом; и принесоша образы чюдотворные многая.., и стали молебны совершати и воду святити. И первое основание сам царь касается своима руками...».

 

Памятник был построен в виде градоподобного храма. Он был составлен из 9 приделов-церквей, посвященных святым победных дней эпопеи взя­тия Казани. Имени святой Троицы посвятили глав­ный восточный алтарь собора, а, следовательно, и весь собор. На планах Москвы XVII века он ука­зан как «Троицкий». «Троицкой» называлась также площадь возле храма-памятника. Празднику Покро­ва Пресвятой Богородицы посвятили средний шат­ровый придел собора, — в день Покрова состоялся победный штурм Казани. Другие событиям эпопеи были посвящены остальные приделы собора.

Обетный храм-памятник возвели первый русский царь Иван Грозный, св. митрополит Макарий и гени­альный зодчий Постник Яковлев по реклу «Барма».

 

ПРЕСТОЛ ТРОИЦЫ И НАПРЕСТОЛЬНАЯ СЕНЬ. «Храм есть Престол» — писал св. Симеон Солунский. Храм св. Василия Блаженного представля­ет собой плотную группу из 9 столпообразных хра­мов, поставленных «на едином основании» и «обвя­занных» единой галереей. «Народное диво» (Иван Забелин), «ультронациональное произведение» (не­мецкий исследователь Куглер) — было «набрано» из 4-х типов русских православных храмов («сово­купность типов», И. Забелин).

 

— шатровый храм Покрова Пресвятой Богоро­дицы стоит в центре собора, составляя его верти­каль. Видимый отовсюду придел явился причиной наименования всего собора «Покровским на Рву». На соборе имелось еще несколько шатров. Шатро­вые деревянные церкви с древности, а каменные с середины XVI века стали вместе с шатровыми колокольнями знаковыми культовыми постройками русской национальной архитектуры.

 

— четыре ярусных восьмигранных
храма, подобных новгородской Часозвоне или столпу Ивана Великого в Крем­ле, стоят «по кресту» относительно сред­него шатрового придела. Ярусные деревянные и каменные храмы были широко распространены на всей Руси..

 

— четыре огненных храма стоят «по диагональному кресту». Огненные храмы с кокошниками наверху (символами огненных небес­ных сил) стали также широко распространенными типами московских храмов именно с середины XVI века.

 

— наконец, храм Василия Блаженного — многлавый. Он имел после строительства в XVI-XVII веках 25 верхов-глав: 9 на главных приделах, 8 маленьких главок — в основании шат­ра Покровского придела, 4- на Входоиерусалимском приделе и 4 на приделе-звоннице. Многоверхие-многоглавые храмы за­родились в Киеве еще при крещении Руси в X веке и с тех пор стали знаковыми храмами русской цивилизации (о четырех типах русских храмов, из которых составлен храм св. Василия Блаженного смотри предыдущие номера журнала).

25 верхов-глав собора Святой Троицы на Рву символизи­ровали 25 небесных престолов Судей человечества, которые должны явиться во Второе Пришествие Христа, на Страшном Суде в конце Света. Храм св. Васи­лия Блаженного создавался как памятник Апока­липсису!

 

ВЫШНИЙ ХРАМ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ. Павел Алеппский в середине XVII века назвал со­бор «на Рву» — церковью «Святой Троицы и Верб­ного Воскресения». Во втором наименовании он прямо указал на главную сокровенную причину ее посвящения празднику «Входа Господня в Иеруса­лим» (Вербного Воскресения) и даже ее появления. Оказывается, церковь была рассчитана не на внут­реннее, а на наружное, внешнее богослужение.

 

С появлением церкви снаружи возник другой, особый «Вышний храм под открытым небом» для массовых молитв всего народа столицы. Сама церковь в этом «поднебесном всенародном храме служила символически Святым Престолом Моск­вы, получив облик огромной градоподобной На­престольной сени — Иерусалима (Сиона). Лоб­ное место (Голгофа) перед ним превратилась в ам­вон. Пространством для молящихся москвичей была Священная Троицкая площадь (южная половина нынешней Красной площади). Святы­ми Царскими вратами стали Фроловские (Спас­ские) ворота Кремля, называемые в этой связи «Иерусалимскими». Перед всеобщими молебна­ми народа сюда из Успенского собора Кремля кре­стным ходом приносятся наиболее чтимые ико­ны и «пришед на Лобное место, ставятся с образы на два лика как на крылосе» (наподобие ико­ностаса).

 

Множество великолепных сцен разворачива­лось на Священной Троицкой площади Москвы во время церковных празнеств. «Приидите, покло­нимся и припадем ко Христу...» Наши благочес­тивые предки при пении сего стиха все поверга­лись на землю, даже сами Боговенчанные Всерос­сийские Государи.

 

1669г. «Царь, сопровождаемый всеми боярами и дворянами... отправляется в церковь, называе­мую «Иерусалимом». Неподалеку от церкви царь восходит на одно плоское возвышение (Лобное ме­сто) и молится. Потом вступает в церковь и через час возвращается оттуда, держа в правой руке по­водья патриаршего коня... Патриарх сидит боком на коне, держит в руке богатый крест и благослов­ляет народ... Бояре и дьяки несут вербы. Большой отряд войска лежит, распростершись лицами к зем­ле... Между тем все оглушены гудящими колоко­лами, потому что здесь колокола самые большие на свете» (С. Коллинс).

 

Крестный ход на праздник Вербного Воскресения к Святой Троице (и в другие Великие праздники) символизировал ход Вселенской церкви-народа (как Церкви Святых) в небесный Град Иерусалим, который должен произойти в будущем к Небесному Престолу Святой Троицы в Судный день при Вто­ром Пришествии Христа.