Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

Храмовая архитектура Древней Руси

 

Текст составлен на основании статей М.Кудрявцева и Т. Кудрявцевой.

Журнал "К свету". №17, 1995

Часть 1. Основные архитектурные формы

Со времени Крещения на всей громадной территории Руси строительство храмов и монастырей приобретает необычный размах. Только в Москве XVII в. предполагают более 900 церквей и в это число не входят исчезнувшие, более ранние храмы. Сколько же их по всей Руси с Х по XVII в.? Вопрос почти неразрешим, т.к. городов тогда было не менее 3000. Из них более 150 - столицы удельных княжеств. При этом в России, стране земледельческой, народ в основном жил в деревнях и селах, а это - бесчисленные церкви, часовни, молитвенные кресты.  "Подводя итоги всему, что сделано в России в области искусства, приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих. Чутье пропорций, понимание силуэта, декоративный инстинкт, изобретательность форм - словом, все архитектурные добродетели встречаются на протяжении всей русской истории так постоянно и повсеместно, что наводят на мысль о совершенно исключительной архитектурной одаренности русского народа."

 

В древнерусском зодчестве находим черты, сходные со всей христианской архитектурой мира, но есть  и черты достаточно особенные, отличающие русские храмы даже от построенных в странах православного христианства, даже в Византии, от которой Русь вместе с христианством получила и своих первых зодчих 

 

Это - свидетельство своего национального духовного пути в христианстве, русское откровение канона храмового строительства.

 

В византийском зодчестве, которое почитается у нас истоком древнейшего русского храмоздательства, в качестве венчающей формы - главы храма - используется полусфера (как на Св.Софии Константинопольской) - образ ровного сияния, или света Божия, сходящего с Неба.

Салоники. Церковь Богородицы (Панагии Халкеон) 1028 г

Константинополь. Гюль Джами, XII в.

Константинополь. Гюль Джами, XII в. Реконструкция

Афины. Церковь Апостолов. Начало XI в.

Афины. Церковь Апостолов. Начало XI в.

В византийском зодчестве, которое почитается у нас истоком древнейшего русского храмоздательства, в качестве венчающей формы - главы храма - используется полусфера (как на Св.Софии Константинопольской) - образ ровного сияния, или света Божия, сходящего с Неба.

 

В русском храмоздательстве купол, изображающим собою Небо, спустившееся на землю,  заканчивается вверху главою, на которой ставится крест, во славу главы Церкви - Иисуса Христа. До наших дней сохранились два памятника XI в.: София Киевская и Новгородский Софийский собор, по которым мы знаем, что с самого начала, в отличие от византийского завершения храма пологим широким куполом, храмы на Руси завершаются небольшими куполами, составляющими в разрезе половину окружности и поставленными на высокий постамент, называемый в исторических документах "шеей":

 

 "Верх церковный есть глава Господня, главу бо церковную держит Христос, шею Апостолы, пазухи - Евангелисты…".

 

Сама форма главы также претерпевает изменения: от полуциркульного шлема, постепенно увеличиваясь, - до "маковки" или "луковицы". Учение о том, что верх храма не есть   простой верх здания, которому позволительно давать любую форму, но что он в собственном смысле есть ГЛАВА, образно изображающая главенство Господне над христианским обществом, это учение уже заключало в себе прямую причину, почему наши строители из плоского византийского купола постепенно вырабатывают форму маковичной главы и почему, наконец, такая глава ставилась там же, где никакого купола не было, становилась глухою, на глухой же столпообразной шейке, лишь с одной мыслью, что в сущности - это символ…"

Развитие формы главы по М.П.Кудрявцеву

Но есть и другая символика, заложенная в форме русской храмовой главы: наша отечественная "луковица" воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам, через которое наш земной мир становится причастным потустороннему богатству. Это завершение - как бы огненный язык, увенчанный крестом и к кресту заостряющийся. Если пологий византийский купол подобен краю солнца, лишь показавшемуся над горизонтом, то уже полуциркульный русский купол с заостренным к концу языком, подобен языку пламени, видимому над краем лампады. В "шлемовидном" куполе язык пламени становится более вытянутым и, наконец, в XVI-XVII веках форма главы приходит к маковке - символу свечи горящей и Солнца - Христа.

 

В ярославском зодчестве в начале XVII в. появилась форма завершения главы, напоминающая чашу (например, храм Иоанна Предтечи). В более позднее время развитие такой формы приводит к ярко выраженному образу Потира (Чаши с Причастием). Таково завершение главы церкви Спвса Преображения в Радонеже (1840 г.). В этой форме маковиц полностью сохраняется символика огня, так как Причастие есть "огнь, опаляющий".

Понимание русской храмовой главы как образ Спасителя и одновременно пламени, дает нам знание многих значений одного символа. Действительно, раз церковная глава есть Господь, то и в форме и в золоте главы мы видим, прежде всего, Его огонь, просвещающий всяческая. Так что постепенность воспламенения русских куполов может служить историческим символом воспламенения России из века в век возрастающим числом дивных подвижников, святителей, преподобных - всех чудотворцев Христовых, в земле Российской просиявших. "Многосветность" храмов XVI - XVII вв еще усилилась ярусами кокошников, имеющих подобно главам, форму пламени.

 

Наиболее древняя из известных черт своеобразия русской христианской архитектуры - это многоглавие храмов. Строительство многоглавых храмов в Киевско-Новгородской Руси связано символически с идеей духовного могущества державы, создания единой общерусской митрополии. Это подтверждается и тем, что в период раздробленности Русского государства и татаро-монгольского ига многоглавые храмы почти перестали строиться. Когда же вновь объединилась Русь под владычеством Москвы и свергла иноземных захватчиков, вновь стали подниматься многоглавные храмы.

 

Древнейший, известный из летописей - многоглавый храм был построен в 989 г. в Новгороде Великом - дубовый 13-главый собор Святой Софии Премудрости Божией - "о тринадцати версехъ"

 

В конце Х - начале XI в. в Киеве возвели каменную Успенскую Десятинную церковь, которую увенчивали, как говорит летопись, 25 верхов. Каменный собор Святой Софии в Киеве (1037-1043) имел 13 глав.

13-главая дубовая церковь Софии Премудрости Божией в Новгороде Великом, конец Х века. Реконструкция-гипотеза М.П.Кудрявцева

Софийский собор в Новгороде (1045-1052 гг)

София Киевская (реконструкция)

Многоглавие, возникнув в Киевской Руси, почти исчезает в период раздробленности и татарского нашествия. До 16 века нельзя уверенно назвать храмы более чем 5-ти главые, кроме 7-ми главой Троицы во Пскове (1376 г). Идея многоглавого храма все же жила  на Руси вместе с молитвой об освобождении. После Куликова поля мы видим воскрешение образа многоглавого храма в миниатюрах уже начала 15 века 

 

В конце первой половины 16 века в загородном великокняжеском дворце в селе Остров строится каменный шатровый храм Преображения Господня с 12 малыми главами в основании шатра и двумя симметричными одноглавыми приделами. В 1547 году рядом с Коломенским дворцом в селе Дьяково строится 16-ти главый храм Иоанна Предтечи.

                .

 В память взятия Казани и Астрахани  на Красной площади Москвы - 25-главый Троицкий собор, Благовещенский собор Кремля о девяти главах.

               

В 17 веке в Москве и под Москвой строятся: 8-ми главая Покрова в Медведкове (1627 г), 11-главый Верхоспасский собор в Кремле (1636г.), 9-ти главый собор Воскресения Христова в Ново-Иерусалимском монастыре (1656-1685гг).

               

              Ротонда собора Воскресения Христова в Ново-Иерусалимском монастыре

Многоглавые храмы строятся по всей Московской Руси, по всем городам. 15-ти главая церковь Иоанна Предтечи в Ярославле (1671-1687гг), 7-ми главый Крестовоздвиженский собор крепости святого Романа Угличского в Романове-Борисоглебе (16 век - 1658г.), 7-ми главый Успенский собор в Смоленске(1677г.) и др. Особая группа- многоглавые деревянные храмы, наиболее развита  в 22-х главой церкви Преображения Господня в Кижах и в 24-х главой Покровской церкви в селе Анхимовском под Вытегрой .

Храм Преображения Господня в селе Остров.
Храм Иоанна Предтечи в селе Дьяково.
Церковь Покрова Богородицы в Медведкове
Собор Воскресения Христова в Ново-Иерусалимском монастыре
Ротонда собора Воскресения Христова в Ново-Иерусалимском монастыре
Церковь Преображения Господня в Кижах
Показать больше

Таким образом, многоглавые храмы отмечают периоды единых Русских государств Киевской Руси и Московской Руси .Недаром столь чуткий к историческим тонкостям исследователь Иван Егорович Забелин назвал многоглавие как явление - "Соборным многоглавием". Архитектура этих храмов особенно развита. Многие из них приобрели ярусное построение и характерный пирамидальный силуэт, который всегда вписывается в равносторонний треугольник. Кроме чисто художественной выразительности, такой силуэт - глубоко значительный символ Пресвятой Троицы .Таков, например общий силуэт многоглавия Преображенского храма в Кижах. Встречается и другой вид равностороннего треугольника - это так называемый "сферический", имеющий вогнутые стороны. Этот древний символ выражает идею явления Божьей воли на Земле. Он постоянно применяется в подобном значении в христианской архитектуре Византии, Сирии, а также европейской готике. Силуэт, основанный на сферическом треугольнике, имел самый многоглавый русский деревянный храм: 24-х главая церковь Покрова в Вытегре.

 

Наиболее простой случай, когда число глав соотнесено  с числом пределов храма, как это произошло в XVIII в Киевском соборе Святой Софии: 19 ее престолов увенчались 19 -ю главами. В XVII веке под 25-ю главием Московского Троицкого собора помещены были 25 престолов. Более сложный пример - церковь в Кижах, из 22 глав которой только одна приходится над алтарем и его знаменует, верхнее же пятиглавие, как и принято повсеместно, символизирует Господа и четырех Евангелистов, являясь одновременно и символом посвящения всего храма Спасителю. Остальные 16 глав сооружены во имя святых пророков Илии и Моисея, явившихся при Преображении и Господа, и 14 престольных праздников Кижского погоста, нашедших отражение в иконах чтимого ряда иконостаса.

 

Каменные и деревянные многоглавые храмы отличало огромное разнообразие форм. Часто единый объем церкви главы венчали пирамидальной группой. Иногда они располагались на разных ярусах сложного объема.

 

Смысл многоглавого завершения храмов раскрывался прежде всего через числовую символику. Две главы означают два естества  (Божеское и человеческое) в Иисусе Христе; три главы - три Лица Святой Троицы; пять глав - Иисуса Христа и четырех евангелистов, образ Евангельской проповеди, обращенной на четыре стороны света; шестиглавие может быть истолковано как молитвенное соединение Церкви Земной (одна глава) с Церковью Небесной,(пять глав).

 

Семиглавие отражает различные священные значения числа 7: семь даров Святого Духа, семь дней творения мира и другие. (16). Девять глав девять чинов Сил Небесных и 9 чинов святых Угодников    Божиих (1), тринадцать глав, как в древних Софийских соборах - Киевском и деревянном Новгородском, символизируют воплощенную Премудрость (Софию) - Христа и Его 12 Апостолов 17).

 

Двадцать пять глав, как числовой символ Пресвятой Троицы, происходят из Апокалипсиса Святого Апостола Иоанна Богослова, в котором есть описание видения Господа, восседающего на престоле и окруженного 24 старцами, сидящими на престолах (12 Святых Апостолов и 12 Святых Пророков) (17). "И абие быхъ в Дусе: и се престол стояше на небеси, и на престоле Сидящъ: и Седяй бе подобенъ видениемъ камени Яспису и Сардонови: и бе дуга окрест престола подобна видением смарагдови. И окрест престола престолы двадесять и четыре и старцы седящыя, облечены в белые ризы, и имяху венцы златы на главахъ своихъ" (Ап. 4.2-4)..

 

В России возникали также и очень своеобразные, выразительные многоглавые ансамбли. Знаменитый Кижский погост на Онежском озере, состоящий из двух многоглавых церквей и одноглавой колокольни, имеет общее число глав 33, символизирующее 33 года земной жизни Христа Спасителя.

 

Многоглавие характерно для времени расцвета, во время татарского ига преобладающими становятся одноглавые храмы, более суровые; их великое множество во Псковской, Новгородской, Рязанской и Московской землях - там, где копятся духовные силы для свержения ига. Очертания этих храмов глубоко своеобразны: напоминают воинов в шлемах и латах. Эта антропоморфность глубоко осознана, кроме "шеи" и "главы" у русских храмов появился купол-"шелом" и у них есть даже "лоб" (18), а крыши самих храмов - "плечи". Суровый воинский вид усугубляется превращением окон в узкие бойницы, чешуйчатые кровли из свинца, осины или белого железа - аналогия с панцирем воина. Весь город с такими храмами напоминает войско, выступившее на защиту города. Из сильнейших подобных образов: вид Пскова из-за реки Великой в XV веке.

Воеводу являет Троицкий собор среди башен Крома, справа - 18 храмов Довмонтова города - группа военачальников, а храмы в слободах - войско. Подобные картины можно наблюдать в Новгороде, Смоленске, Владимире, Москве. Икона XVI века "Церковь воинствующая" донесла до нас и чаяния, связанные с этим образом: идущее с победой из Казани в Москву русское войско во главе с Царем, сопровождается Небесным воинством, предводительствуемым Господом, подобно изображениям на миниатюрах лицевых Апокалипсисов.

Псковский Кремль

Не следует забывать, что многие русские храмы строились по обету, в память о победах на поле брани и воинская символика архитектурных образов по праву получила на Руси значительное развитие. С образом войска можно связать и многоглавые храмы, например, Соборная площадь Московского Кремля, древнего Киева, Кижского погоста.

 

С появлением в 16-17 веках глав в форме "маковки", одноглавые храмы стали живо напоминать Сошествие Святого Духа на воинство: в Свято-Духовском монастыре в Вильнюсе есть икона, где предстоящие перед Богородицей Апостолы и святые, вместо привычных круглых нимбов имеют вокруг глав изображения языков пламени в форме "луковичных" глав.

Преображенский собор Мирожского монастыря
Собор Иоанна Предтечи. Построен в 1243 г. Звонница и притвор сооружены в XV-XVIв.
Церковь Воскресения со Стадища. Построена в 1532 г
София Новгородская, 1042-1052 гг
Георгиевский собор Юрьева монастыря,1119 г.
Церковь 12 Апостолов "на Пропастех".1455 г
Церковь Власия на Волосове улице.1407 г
Церковь Спаса-Преображения на Ильине улице.Деталь.1374
Церковь Бориса и Глеба в Плотниках.1536.
Показать больше

По-видимому, с конца 15 века начинают появляться на Руси шатровые храмы. Храмы и крепостные башни с шатровым завершением существовали в ранний период христианства в разных странах, но наибольшее их распространение и разнообразие архитектурного образа характерно только для Руси.

 

В 16-17 веках  такие храмы имеют самое широкое распространение. Применение в храмовой архитектуре восьмигранного шатра, увенчанного главой с крестом - ещё одна ярчайшая особенность русского зодчества. Смысл его раскрывается в числовой символике. В основе формы восьмигранного шатра лежит число 9, образующееся восьмью углами (или гранями)  и геометрическим центром - вершиной шатра.

 

 В христианской символике число 9 встречается  и как символ девяти чинов Небесных Сил и девяти чинов святых Угодников Божиих, которые имеют тричастную иерархию, т.е. подразделяются на три  тричисленные статии  (19). Геометрическая основа и архитектурный образ шатра позволяют принять другое деление числа 9: не три раза по три, а 8 и 1, что служит основанием для иного символического толкования формы шатра и заключенного в нем числа 9.

 

Это образ Пречистыя Богородицы, которому сопутствует символ чистоты, света, вечного цветения: изображаемая на Её мафории восьмиконечная звезда в виде расцветшего креста с выделенным   центром (т.е. то же число 9). Земная жизнь Богородицы - это восемь праздников, в пяти из них - она участница событий земной жизни Спасителя. Прославляется Матерь Света девятым праздником: Её собором.  Вспомним также, что с любого фасада шатер восьмигранный смотрится тремя треугольными гранями, каждая из которых имеет три вершины и сходится к главе. Созерцающий шатровый храм христианин может увидеть здесь, таким образом и три тричисленные статии.

 

Чтобы воспринять наиболее отчетливо идею этого символа, надо увидеть церковь Успения Пресвятой Богородицы Дивную в Угличе.

В ней под тремя шатрами на трех ярусах помещается девять престолов, посвященных Богородичным праздникам, по три под каждым шатром. Центральный шатер храма выдвинут несколько вперед, так, что кресты глав образуют равносторонний треугольник, наклоненный к западу. При подъеме на гору от Каменного ручья к Алексеевскому монастырю этот треугольник видится абсолютно правильным без  перспективных искажений, если двигаться строго по оси храма.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы Дивная в Угличе XVII век

Итак, в образах русского восьмигранного шатра видим символ Богородицы - Царицы Небесной, увенчанной Главой с крестом - символом Господа. Как известно, патриарх Никон запретил строительство шатровых храмов, но богородичные шатровые храмы продолжали строить, например,  церковь Рождества Богородицы в Путинках в Москве, собор Богородицы Одигитрии в Вязьме, церковь Покрова в Медведкове и др. Нельзя сказать, что сооружение шатра в храмах любого посвящения было бы нарушением канона. Напротив, можно считать, что этот символ является духовным откровением русского зодчества. Однако, понятно и стремление патриарха сблизить русскую культуру с греческой, подчеркнуть их общность при помощи единого образа пятиглавого храма. При этом шатер сохранился на колокольне как символ благовеста и, разумеется, Благовещения Богородицы. В русском зодчестве сложился тип храма, выстроенного по оси запад-восток из объемов колокольни, трапезной, собственно церкви и алтарной части, причем вход делали сквозь колокольню, внизу которой  по сторонам церковного портала изображались Архангелы Михаил и Гавриил. Этим подчеркивается одно из символических значений колокольного благовеста как образа Благовещения Пресвятой Богородицы, а также и то, что вход в храм мы получаем через "Благую Вратарницу, двери райские верным отверзающую".

 

В русской истории Богородица постоянно являлась защитницей, опорой, утешением и победой. Множеством чудес благословила она русскую землю, Её чудотворные иконы несли перед собой русские войска: новгородцы - образ Знамения, смоляне - Одигитрию, владимирцы - Умиление. Московское государство охранялось иконами Пресвятой Богородицы Владимирской, Казанской, Иверской, Взыскание погибших, Боголюбской, Неопалимой Купины. И этих чудотворных икон на Руси несть числа: ими был благословлен каждый храм. Недаром существовало в древности на Руси название своей страны "Дом Вселенския Пречистыя Богородицы". Особым языком форм говорит с нами архитектура. И русский шатер - это одно из самых значительных "безмолвных слов" о Пресвятой Деве. Сама форма шатра вызывает представление о стоящей Деве, одетой в мафорий, подобно самому торжественному иконописному образу Богородицы - Оранты.

Удивительны и особенно проникновенны образы шатровых храмов. Их острые силуэты как будто поднимают зрителя над собой ввысь. Это чувство возникает у каждого при виде Успенской Дивной в Угличе, церкви Муромского погоста, Вознесения Христова в Коломенском, церкви Успения Богородицы на Кольском полуострове в селе Варзуга или стоящей среди неоглядного простора на берегу Онежского озера Успенской церкви в Кондопоге.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы в селе Кондопога Карелия,1774.

Представление о восьмигранном шатре как символе Матери Божией помогает раскрыть и общий вид символического замысла некоторых шатровых храмов. Так, рассматривая архитектурный строй церкви Вознесения в Коломенском, мы видим 14 опорных столбов паперти, обходящей храм, имеющий    план в форме равноконечного креста.

Над храмом поставлен восьмигранный шатер, несущий на куполе крест. По христианскому канону в центре иконы Вознесения Христова изображается Пресвятая Богородица, справа и слева от Нее - 14 предстоящих:  12 Апостолов и два Ангела, а над нею - возносящийся Господь.

               

Архитектурный строй Коломенского храма совпадает с иконописным каноном: число столбов - с числом предстоящих, сам шатровый храм - с образом Богородицы и глава с крестом - с изображением Христа. Причем в архитектуре мы видим и особое раскрытие канона: предстоящие Апостолы символизируются столпами, несущими паперть,  на которую надо подняться, чтобы войти в храм. В Коломенском храме выделена тема именно Слова Божия - Христа, тем, что сам шлем главы уменьшен, а крест увеличен, так что верх храма как бы приближен к образу Голгофы. Такая глава вместе с крестовым планом паперти и храма вызывает в памяти страдания и распятие Господа, предшествовавшие торжеству Воскресения и Вознесения.

Собор Вознесения Господня в Коломенском. 1532г

Со второй половины XVII в. широкое распространение получает еще один древний тип храма – ярусный. Все древнерусские типы храмов имели в той или иной степени ярусное построение, так как в них различались ярусы объема и уровни верхов храма. Под типом ярусного храма понимается храм, составленный из последовательно уменьшающихся к верху кубических, восьмигранных или других в плане объемов, создающих впечатление вертикального движения. Когда ярусы невелики по площади, мало отличаются друг от друга по величине и имеют вытянутые пропорции, такие церкви именуются "столпообразными".

Ярусы храма символически отражают связь Земной Церкви с иерархией Церкви Небесной, с ярусами Небес, восходящих к Престолу Божию. Уменьшение ярусов кверху и является образом уменьшения числа восходящих в "высшие Небеса". "Много званных, но мало избранных". (Мф. 22,14). Ярусный и особенно столпообразный храм служит очень важным для каждого христианина символом "Лествицы Иаковлей", то есть ступеней духовного восхождения, раскрытых в "Лествице" преподобного Иоанна Лествичника. Недаром самым грандиозным столпообразным храмом Древней Руси стал храм Святого Иоанна Лествичника-колокольня Ивана Beликого, воздвигнутая в центре Московского Кремля.

Храм Святого Иоанна Лествичника (колокольня Ивана Великого) 1505-1508

Помещение на этот храм колоколов,- "благовеста", говорит о том, что лествица Иаковля является для нас, через Благовещение, образом Пресвятой Богородицы - "Лествицы", по которой на Землю сошел Бог.

Каменные ярусные храмы часто, продолжая традицию Ивана Великого, в верхних своих ярусах имели колокола. Одним из лучших таких храмов "под звоном" считается церковь Спаса Нерукотворного и Покрова Богородицы в Филях (Москва).

Церковь Покрова Богородицы в Филях

В XV в. впервые появились на Руси и стали едва ли не самыми главными и излюбленными, особенно в XVII в., "огненные" храмы, завершавшиеся полукруглыми, треугольными и пламеневидными кокошниками.

Церковь Живоначальной Троицы в Никитниках 1634 г

Никакой конструктивной роли эти кокошники не имели. Они просто строились поверх храмового свода, чаще всего сомкнутого, т.е. опирающегося прямо на стены, а не на столбы. Такие церкви принято называть "безстолпными".

Церковь Живоначальной Троицы в Никитниках 1634 г

Первые полностью развитые по формам храмы этого типа - два придела в церкви Спаса Преображения в селе Остров (20-е годы XVI в.). Этот храм выстроен на месте церкви XIV в., воздвигнутой князем Дмитрием Донским в память победы на Куликовом поле. В середине XVI в. четыре таких придела строятся у Троицкого собора на Красной площади, также называемого Покровским или храмом Василия Блаженного. Так сложилось, что первые огненные храмы стали строится в память крупных исторических событий.

 

Четыре основных русских типа храма настолько индивидуальны по своему образу, что позволяли создавать сложнейшие городские, кремлевские и монастырские ансамбли с неповторимыми силуэтами и сочетаниями церковных построек. Такими "первичными" ансамблями можно считать храмы сложного типа. Например, "шатровоглавые" - та церковь Рождества Богородицы в Путинках, стоящая в Москве рядом с Пушкинской площадью.

 

Наиболее сложными и развитыми по строению архитектурного объема являются храмы, которые на одном основании объединяют в целостной композиции сколько несколько разных типов. Уже упоминавшаяся церковь Спаса Преображения в подмосковном селе Остров представляет сочетание трех типов храмов. В целом это шатровый, огненный и многоглавый храм.

 

Венец древнерусской архитектуры - Троицкий собор на Красной площади - соединил все русские типы храмов: в центр его стоит шатровый (Покрова Богородицы) храм, по сторонам света расположены  четыре столпообразных храма, по диагоналям - четыре огненных храма, а весь собор - многоглавый храм. Троицкий собор на Красной площади стал самым совершенным воплощением национального русского откровения идеи Христианского храма.. План всего храма имеет подобие с иконой Богородицы Неопалимой Купины. Недаром храм этот  наиболее сильно поражает своим обликом любого и является главным объектом внимания изучающего своеобразие русского зодчества. Несмотря на множество трудов, написанных о нем, Троицкий собор Москвы ещё ждет своего серьезного и глубокого исследования и, прежде всего, в части раскрытия его символики.

 

Впечатление, производимое собором, ярко выражено в словах Святейшего Патриарха Сергия, сказанных им в 1942г. "После покорения  Казани в 16 веке наши предки отклонили от себя всякую возможность превозношения славною победою и завоеваниями, но все это приписали Божественному Промышлению и в честь этого события построили в Москве на Красной площади великолепный собор, по справедливости признаваемый восьмым чудом света. Это собор Василия Блаженного. Вдохновение русских мастеров превзошло все ожидания и до сих пор изумляет зрителя. Перед нами - церковное здание, которого части представляют собой полное разнообразие от земли до верхних крестов, но в целом составляют дивное единство. Множеством куполов возглавлен этот собор: есть там купол мавританский, есть индийский, есть очертания византийские, есть и китайские, а посредине возносится над всеми русский купол, объединяющий все здания... Ясен замысел этой гениальной постройки: Русь должна объединить разноплеменные народы и быть их водителем к небу ".

Собор Живоначальной Троицы на Рву (Покрова Богородицы) на Красной площади

Ярославль. Тихвинская церковь.  Фрагмент фасада с декором.1686

Троицкий собор несет в себе еще одну черту, присущую русскому зодчеству: разнообразие узорочья в росписях геометрическими орнаментами, травами, в каменной резьбе, цветных изразцах, ковке и чеканке из золоченной меди. Богатое узорочье мы видим в архитектуре почти всех стран. " Яспис -камень зеленого цвета и означает Божественное естество вечно цветущее, живоносное и питающее всех, ибо всякое семя от Него произращает траву, почему и страшно для противников"

Исключением из этой общерусской традиции являются Новгород и Псков. Пережив развитие узорочья в домонгольскую эпоху, эти города не вернулись к нему впоследствии. Новгородские и псковские мастера не пришли к московскому узорочью и в этих землях появление узорчатых храмов связано либо с прямым участием московских мастеров, либо со строительством по московским чертежам, как например, это было в XVII веке с постройкой Троицкого собора Пскова, взамен обветшавшего храма XIV века. Символом строгости и аскетизма, символом напряженной борьбы с врагами осталась для всей Руси самобытная храмовая архитектура двух городов-воинов, один из которых - Великий Новгород - "отец городов русских", и  Псков - родина христианской просветительницы Руси равноапостольной великой княгини Ольги.

 

"Никакой суетливости и мелочности, нет нигде мелких форм и ненужной, назойливой орнаментации. Зодчий скуп здесь на узор и старается достигать впечатления только строгой лаконичностью форм, никогда не теряющих своего конструктивного смысла...Если он и прибегает к узору, то последнему отводит очень скромное место, видя в нем лишь средство оживлять стену, а не цель строительства. Оттого и храмы Новгорода, при всем своем величии, совершенно лишены всякой напыщенности и напускной важности и так пленяют своей славной скромностью".

 

Образы древнерусских городов, окруженных стенами, наполненных одноглавыми, шатровыми и другими храмами, объединенными ярким узорочьем, в любое время года похожие на цветущие райские сады, глубоко значительны и символичны. Силуэты городов богаты и выразительны: горизонтальные линии стен, вертикали башен и колоколен, застывшие объемы соборов и церквей. Горизонтальная линия раскрывается здесь как символ пути, а линия стены - это прежде всего символ духовной защиты христиан от нападения врагов, она может пониматься как образ Спасителя, по св. Андрею Кесарийскому, если в стене 12 ворот или башен, и как образ Богородицы -"Нерушимой стены". Вертикали колоколен - это не только символ вознесения благовеста к небу - это и стремление к Богу, а также и встречное движение вниз сверху благодати Божией, осенение ею Пречистой и по Её молитвам всех христиан.

 

Разнообразие храмов, основанное на различной символике и являющееся воплощением определенного, данного при строительстве каждого храма его зодчему откровения, не приводит в русской архитектуре к исчезновению ощущения покоя. В каждом случае - свои приёмы, но чаще всего символ покоя - это куб храма и плавные черты апсид. Силуэт древнерусского города есть глубоко духовное сочетание горизонталей, вертикалей, объемов, насыщение, развитие и раскрытие их по мере приближения к центру. В этот образ вплетается прихотливое разнообразие верхов палат, домовых храмов... Высшего развития силуэтность городов достигает в XVII веке, тогда же  складывается распространенный тип храма, выражающий все три силуэта: вертикаль - колокольней; горизонтальная -   восток-запад, подчеркнутая трапезной, и покой выражен собственно храмом. Этот общий тип стал наиболее характерен в силуэте городов.

 

Кроме идей, воплощенных в архитектуре отдельных церквей, каждый город несет свою особенность, особую духовную идею. Каждый город, кроме названия, имел и христианское имя - духовное. Так Владимир имел посвящение Пречистой Богородице, Псков - Пресвятой Троице, Киев и Новгород Великий - Святой Софии, Переславль-Залесский - Спасителю, Изборск -Святителю Николаю.

 

Посвящение города ярко отражалось на его композиции. Так в 12 веке главные соборы Новгорода Великого - Святой Софии в Детинце, святого Иоанна Предтечи в торговой стороне, Рождества Богородицы в Антониевом монастыре и Воскресения в монастыре на Мячине-озере - составляют в плане крест, перекрестие которого находится на реке Волхове около знаменитого моста. Сопоставим крест соборов с иконным образом Святой Софии Премудрости Божией: справа и слева от огненной фигуры Премудрости на престоле изображаются предстоящие Ей Пресвятая Богородица и Святой Иоанн Предтеча, а над нею в круге - воплотившееся Слово, Господь Иисус Христос. Как видим, посвящение соборов города соответствует иконному образу. Столь яркое выражение имени "Дом святой Софии" в расстановке соборов подкреплено и архитектурным образом города: красным цветом плинфы и ракушечника, из которых строились в 12 веке новгородские храмы (позже - кирпич и ракушечник), и особенно тем, что в Новгороде Великом ни один храм не имел золотых глав, кроме центрального купола собора Святой Софии, в котором было знаменитое изображение Спаса Пантократора.

 

Подобные кресты, составленные из соборных храмов, осеняют города Владимир и Суздаль ( имеются и виду древнейшие соборы 12-13 веков). Только здесь в посвящении соборов раскрывается образ Богородицы.

 

Исключительно ясно выражена символика "Дома Святой Троицы" во Пскове XV века: "Троицкий собор 1367 г. являл собою ко второй половине 15 века   семипрестольный храм пирамидальной композиции. Центральный престол во имя Живоначальной Троицы и центральная глава окружены шестью престолами и главами придельных церквей. При взгляде от города эту композицию на Кромском холме продолжали 18 храмов Довмонтова города под холмом. Таким образом, в градостроительном отношении "Дом Святой Троицы" Пскова по существу - храм с престолом Троицы, возле которого.. .24 храма с престолами чтимых во Пскове и общехристианских святых". Псковский символ соответствует приведенному ранее описанию престола Святой Троицы из Апокалипсиса святого Иоанна. Не был забыт и автор. В 1367 году с возведением Троицкого собора псковичи выстроили на площади старого Торга храм во имя апостола Иоанна Богослова ( перестроен в 1446 году).

Вершиной градостроительной символики в России является Москва XVI - XVII веков - земное отражение описанного в Апокалипсисе Небесного Иерусалима в виде города, имеющего в центре престол Троицы - Троицкий собор на Красной площади, стену с 12 воротами по три на каждую сторону света, символ реки жизни - Москву-реку, на которой ставилась Иордань в праздник Крещения и символ Древа Жизни: Христа - в виде государева сада против Кремля с храмом Святой Софии Премудрости Божией.

 

Известно, что очень часто ансамбли монастырей строятся в соответствие с описанием небесного Иерусалима. Таков и ансамбль Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, имеющей 12 башен в стене, главный Троицкий собор с собором Святого Духа, предстоящий им собор Успения Пречистой Богородицы и вход - Святые ворота с соборной церковью Иоанна Предтечи. Здесь же олицетворение следующих по стопам Ангела пустыни русского монашества представлено храмами прп. Сергия Радонежского и прп. Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. Лавра, хотя и поставлена на холме, но тем не менее расположена ниже окружающих ее холмов, на которых в 17 веке стояли семь приходских храмов Посада, обрамляя края природной чаши и символизируя семь даров Святого Духа. В 17 веке к северо-западу от Посада стоял небольшой деревянный храм Благовещения Богородицы, а на юго-востоке - церковь в урочище Корбуха (в 18-19 веках за Корбухой возникли скиты и Вифанский монастырь). С юго-запада на подходе к Посаду по древней Московской дороге паломника встречала церковь cв. Климента, а с северо-востока на Переславской дороге также стоял храм, посвящение которого сейчас неизвестно. Эти четыре места молитвы, встречавшие путников, приходящих с четырех концов света, находились на вершинах холмов ещё выше, чем Красная горка с Лаврой и окружающим ее Посадом. Они образовали равноконечный крест, зрительно накрывающий "чашу" со стоящей в ней Лаврой. Уже на дальних подступах к Посаду возникал и постепенно раскрывался путнику этот образ, как символ грядущего Причастия и "Чаши", накрытой покровцом. 

Узорчатые - резные и расписные дома слобожан представляли в этой картине образ молящегося народа.

 

Литература и примечания:

 

1.История русского искусства. Под ред. И.Э.Грабаря, Л.- М.,1909.

2.И.Е.Забелин. Черты самобытности в древнерусском зодчестве", М.,1900,с.82.

3.Закон Божий. Сост прот. Серафим Слободской. 1987.

4. Название "барабан", распространенное в литературе, неверно, т.к. не встречается в письменных источниках. "Пазухи" - паруса.

5. Кудрявцев М., Кудрявцева Т. Русский православный храм. Символический язык архитектурных форм. "К Свету", №17.

6. НПЛ, М.-Л., 1950, с.181

7.НПЛ, с.475;ПСРЛ.т.7,СПб.,1.886,с.240

8.ПСРЛ, Ипатьевская летопись, СПб., 1871, с.106.  Кресальний М., Асеев Ю. "Новые исследования архитектуры  Софийского собора" в сб.

9.О св. Софии в Полоцке и соборе Архистратига Михаила.-НПЛ С.476; ПСРЛ,т.9, СПб., 1862,с.141.

10.Прекрасно выражен этот образ в виде семиглавого храма на миниатюре "Церковь соборная св.Апостол" из Псалтири Кирило-Белозерского монастыря 1424г. Изображение можно понимать в трех видах: как семиглавие с развернутым фронтально верхним пятиглавием и двумя пределами впереди; как девятиглавие, если считать четыре придела - по два спереди и сзади; и как тринадцатиглавие, если изображение принять просто за фасад. Последнее тоже весьма вероятно именно из-за названия всей миниатюры.

11.Собор неверно называют Покровским и храмом Василия Блаженного. В исторических документах 16-17 веков он назван Троицким. См. об этом М.П.Кудрявцев. "Проблемы цвета при реставрации памятников архитектуры"

12. Одним из наиболее поздних многоглавых храмов является изумительный по красоте 18-ти главый Знаменский собор г. Тюмени (1789г.)

 Многоглавые храмы древней Руси. "Архитектурное наследство", М., 1976,№ 26.

14. А.С.Уваров. "Христианская символика", М., 1908,М-Л, с.43.

5.Н.Б.Покровский. "Церковная археология в связи с историею христианского искусства",П, 1916,с.94.

16. Архиепископ Макарий, "История Русской Церкви" ,т. 1 с.27-58.

17. Св. Андрей Кесарийский, Толкование на Апокалипсис. СПБ,1909.

18. Название "лоб" встречается, например, в Псковской летописи: 4.2, М.-Л. 1955; под 1467г.-с. 163; под 1470г. - с. 170, под 1615г. - с.279, под 1467г.: "Побита лобъ у св. Троицы железом".

19. И. Дмитриевский. Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной литургии", СПб., 1897, с. 168.

20.Мокеев Г.Я. Москва Священная. Мир Божий, №1(3).1991,с.6-16

21. Кудрявцев М.П. Русский храм. "К Свету", №17

22. Правда о религии " России. М., 1942, с.58.

23.Грабарь И.Э. О русской архитектуре. М. Наука.1969, с.46.

24. Г.Я.Мокеев. Столичный центр Вечевого Пскова.,М.,1971,с.12,