Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

помощь храму

"Ни в чем человек так не подобен Богу, как в способности творить добро"

(Св. Григорий Богослов)

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЛЮТЕРАНСКОЙ РЕФОРМАЦИИ.

Лютеранскую Реформацию в Германии можно определить как мать всего протестантизма, так как почти все протестантские Церкви и деноминации, за некоторым исключением, ведут свое начало от нее, даже в тех случаях, когда более поздние формы и развитие многих протестантских общин представляют радикальный отход от Реформации. В этом, прежде всего, заключается ее историческое значение.

Лютеровская Реформация связана с личным религиозным опытом одного человека, и этот его опыт стал историческим фактором, который фактически преобладает над всеми другими моментами истории протестантизма начиная с XVI столетия и до настоящего времени. Религиозные решения, к которым пришел Лютер, стали основополагающими для современного протестантизма.

Реформация Лютера имела колоссальное значение для развития государств, нейтральных в отношении религиозных убеждений. Она фактически явилась поводом для идеологического разделения Запада после его отделения в 1054 г. от православного Востока. Однако Мартин Лютер, особенно в начале своей реформационной деятельности, не имел никакого намерения разрушать единство Церкви. Разделение западного христианства на множество различных исповеданий, существующих в современном мире, потребовало целых столетий, и завершение этого процесса не закончилось и на сегодняшний день. Вместе с тем именно лютеранству в большой степени присуще стремление к экуменизму, к достижению единства христианской Церкви.

Но Реформация была, как и другие крупные события церковной истории, не только догматическим или каноническим явлением, и было бы ошибкой рассматривать ее в отрыве от социально-политических факторов, в значительной степени определявших ее протекание. Реформация, в тех формах, в каких она протекала, то есть как массовое движение, в котором борьба за чисто религиозные идеалы переплеталась с классовой борьбой (Крестьянская война в Германии, движение Томаса Мюнцера), в свою очередь создавшая условия для таких крупных политических процессов, как Тридцатилетняя война 1618—1648 гг., Реформация не может рассматриваться иначе, как церковно-социальное движение, возможность и даже необходимость которого обусловливались происходившим тогда распадом феодального общества и возникновением зачаточных форм капитализма.

Общеизвестно также влияние, оказанное на процесс Реформации такими историческими фактами, как изобретение книгопечатания, открытие Америки и особенно возобновление интереса к античной культуре, известное под именем Ренессанса, в течение многих веков служившего исключительно почти интересам Церкви.

Как было показано выше, разложение Римско-католической Церкви явилось хотя и негативной, но одной из основных причин Реформации как движения протеста «снизу», то есть исходящего от рядовых членов Церкви.

Процесс развития Реформации в Германии явился мощным фактором влияния на общественную жизнь, выходящего далеко за рамки чисто религиозных явлений.

Вместо Реформации всей Церкви, являвшейся конечной целью и мечтой реформаторов, произошло новое, дальнейшее разделение Церкви, по глубине, размаху и последствиям далеко превосходящее разделение Церкви на Восточную и Западную. Уже в первые десятилетия Реформации в христианском мире, кроме этих уже исторически обособленных одна от другой Церквей, возникли еще по крайней мере три новых деноминации — лютеранство, кальвинизм и англиканство, каждая из которых усвояла себе наименование истинной Церкви Христовой и с большей или меньшей определенностью отрицала другие Церкви и им себя противопоставляла.

Принцип доступности Священного Писания и его свободного истолкования открыл дорогу для дальнейшего дробления; и действительно, уже первые шаги Реформации сопровождались появлением многочисленных, как правило враждовавших между собой, сект и толков анабаптистов, арминиан, галенистов, впоследствии пресвитериан, баптистов, квакеров, методистов и др.

Большинство их существует и до настоящего времени, пройдя более или менее глубокий процесс становления и трансформации, а также дальнейшего дробления. Нарушение принципа церковного единства и создание предпосылок для развития процесса дробления христианства является, пожалуй, наиболее отрицательным следствием Реформации, значение которого трудно переоценить.

Как сугубо отрицательное последствие Реформации необходимо отметить также укрепление связи церковных организаций в протестантском мире с государственным аппаратом, доходившее чаще всего до полного подчинения Церкви земельным князьям, носителям светской власти, в имевшем еще типичные черты деградирующего феодализма западном обществе.

К числу отрицательных последствий Реформации следует отнести падение нравов, являвшееся следствием резкого внезапного освобождения от внешних уз, налагавшихся Католической Церковью, и извращенного, предвзятого секуляристического восприятия учения об оправдании верой. В значительной степени распущенность являлась следствием войн и других социальных бедствий, но, как свидетельствуют сами реформаторы, принципы протестантской «евангельской» свободы служили часто прикрытием и оправданием всевозможных бесчинств в личной и общественной жизни.

Одним из плодов Реформации следует считать богословский рационализм, зачатки которого можно найти уже в одном из направлений — католическом схоластико-номинализме, но который окончательно созрел и развился на протестантской почве. В обоснование принципа свободного исследования Священного Писания реформаторы ставили универсальность благодатного озарения Святым Духом. В действительности же Священное Писание оказалось доступным всем, в том числе людям, далеким от благочестия, подходившим к Священному Писанию без благоговения и молитвы, часто с целями не назидания, а только удовлетворения их любознательности и даже критического приспособления содержания священного текста к их собственным взглядам, иногда далеким от христианства. В результате на смену догматизму, господствовавшему в протестантских сообществах во второй половине XVI и в XVII вв., пришел рационализм, характерный для протестантизма XVIII столетия, особенно немецкого и английского. Отсюда протестантский рационализм с его отрицанием всего сверхъестественного в Библии, с его попытками естественного объяснения описываемых в ней чудес, отсюда предвзятый критический подход к самому библейскому тексту, с тенденциозным стремлением доказать его позднейшее происхождение.

Наряду с теоретическим, богословствующим и философствующим рационализмом XVIII и XIX века характеризуются развитием практического рационализма и индифферентизма, доходившего до превращения церковной жизни и проповеди в придаток социальной деятельности, связанной с задачами и функциями благотворительными, морально-полицейскими и статистически-регистрационными (оформление актов гражданского состояния), — придаток, сохранивший церковную форму, но совершенно лишенный по существу всякого религиозного содержания.

Однако как бы ни было велико отрицательное значение Реформации, оно не может заслонить собой ее положительного значения, ее оздоровляющего действия на религиозное состояние христианского мира. Хотя доступность, распространенность и свобода использования Священного Писания сопровождались, как мы видели, появлением многочисленных заблуждений и много способствовали возникновению рационализма и индифферентизма, однако было бы глубокой ошибкой считать эти явления прямым результатом воздействия Священного Писания на ум и сердце его читателей. Они явились результатом злой человеческой воли и ее наклонности ко греху, стремлением прикрыть свое удаление от Бога любым фиговым листком. Использование Слова Божия для обоснования идей, далеких от всякой духовности, или даже для опровержения самого содержания этого Слова является лишь одним из способов ухода от источаемого им света, попыткой укрытия от него зла, которое при свете рискует подвергнуться обличению.

Напротив, массовое распространение Слова Божия, доведение его до рядового мирянина на доступном ему родном языке явилось чем-то вроде повторения первых веков христианства, воскрешением в душах людей давно забытого и почти померкшего в полутьме средневекового обрядоверия и схоластики облика Христа Спасителя и Искупителя. Евангельские события, притчи и изречения, ветхозаветные прообразы и пророчества из «сокровенной тайны», доступной лишь ученым и духовенству, сделались снова всеобщим достоянием, предметом широкого обсуждения, постоянной проповеди, неотъемлемым элементом взаимного общения, живительным ферментом повседневной жизни.

Прямым результатом воздействия Слова Божия, как и лежавшего в основе протестантской идеи стремления к одухотворенной религиозной жизни, явились исторически неопровержимые образцы высокой нравственности и тесного взаимопроникновения веры и жизнедеятельности, какими могут служить не только отдельные личности, но и целые общины ортодоксальных лютеран.

Еще более распространенным, особенно для XVI—XVII вв., характерным явлением следует считать религиозное воодушевление, восторженное восприятие и переживание своей веры, бывшее основой мужества и стойкости, с какой умирали за свою веру в застенках инквизиции бесчисленные мученики Реформации, имена большинства которых остались неизвестными.

Но, пожалуй, самым важным, хотя и косвенным положительным результатом Реформации следует считать тот путь обновления, на который вынуждена была стать Римско-католическая Церковь, чтобы сохранить свое существование, противопоставив распространению протестантизма мощный оплот Контрреформации.

Все это дает верующему православному христианину основание для усмотрения действия Промысла Божия в Реформации, как и во всех исторических явлениях и процессах, где наряду с человеческими заблуждениями и страстями имеет место и непреоборимо действует воля Отца Небесного, направленная к тому, чтобы всякий верующий в Сына Его Единородного «не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16).