Хотите узнавать о новых публикациях на нашем сайте?

Подпишитесь на нашу рассылку:

помощь храму

"Ни в чем человек так не подобен Богу, как в способности творить добро"

(Св. Григорий Богослов)

Мы в соцсетях: 

Наши друзья:

Контакты:

ул. Верхняя Масловка , вл.1,
Москва, 127287, Россия

тел.: +7 (499) 391-21-30, +7(929) 651-39-73

e-mail: hramrublev@gmail.com

  • Facebook
  • VK
  • Instagram
  • YouTube

ИЗБРАННЫЕ ПИСЬМА

Святитель Николай Сербский (Велимирович)

 

Письмо 91  малышу, который просил рассказать рождественскую сказку

Расскажу я тебе сказку, которую услышал от православных арабов из села Бетджала, близ Вифлеема. В давние, давние времена, задолго до рождества Христова, жил в Вифлееме человек, по имени Иессей, сын Овида, внук Вооза и Руфи. Было у Иессея восемь сыновей; самого младшего сына звали Давид. Был он пастухом, пас вифлеемских овец. Священное Писание говорит, что был он отроком стройным, светловолосым и красивым. Был этот молодой красивый пастух удивительно сильным и храбрым: если лев или медведь похищали овцу из его стада, он легко настигал зверя, вырывал ее из кровожадной пасти и убивал похитителя. Итак, был наш Давид воистину добрым и верным пастырем белоснежного своего стада. И отца своего почитал, как велит Господь.

Часто ночевал он в поле, на широкой земной постели, укрытый златотканым покрывалом звездного неба. Но то, что расскажу тебе, произошло не в поле под звездами, а в одной каменной вифлеемской пещере.

Выдался однажды очень жаркий день (такие дни не редкость в этой восточной стране). Овцы Давида улеглись в тени маслин. Солнце жгло немилосердно, и овцы стонали от жажды. Мучился от жажды и Давид. Вошел он в одну пещеру, чтобы укрыться от зноя и отдохнуть. В этих пещерах прохладно летом и тепло зимой. Войдя в пещеру, молодой пастух сел на камень, но дремота одолела его, и он прилег и заснул. Только сон был недолгим: сквозь сон Давид почувствовал на теле что-то холодное, вздрогнул и проснулся. Открыв глаза, он увидел, что мерзкая змея, свернувшись на его груди, обвилась вокруг рук! Вот подняла она над лицом его свою плоскую голову и злобно, не мигая смотрела на отрока горящими, как уголь, глазами. Давид содрогнулся от ужаса. Положение его было отчаянным, спасения, казалось, не было. Стоит ему шевельнуться – змея вопьется в него и прольет ему в кровь свой яд. О, насколько легче было ему бороться с рычащим львом или ревущим медведем, чем с этим ползучим и цепким гадом!

Что делать? И тут Давид вспомнил своего неизменного помощника в бедах, своего Господа, и возопил всем сердцем, полным боли и слез: «Не оставь меня, Господи Боже мой, не отступи от меня! Поспеши на помощь мне, Избавитель мой в стольких бедах!». Лишь произнес он эти слова, как необыкновенный свет засветился в углу пещеры. Свет имел форму круга, высотой в человеческий рост. Посреди этого сияющего круга Давид увидел прекрасную Отроковицу с ласковым и серьезным лицом. Отроковица села, голова Ее чуть склонилась к Младенцу, Которого Она держала на руках: такого прекрасного Младенца сын Иессея еще никогда не видел. Вдруг Ребенок выпрямился в объятиях Матери и зорко посмотрел на змею очами, подобными двум молниям. И перстом указал ей на выход из пещеры, словно повелевая исчезнуть. Вскочил Давид и пал ниц пред Отроковицей и сияющим Младенцем. Он хотел поблагодарить Их за нежданное спасение, но только было отверз уста, глянул и – никого не увидел. После этого вся пещера наполнилась каким-то чудным благоуханием, напоминающим аромат самого дорогого ладана или смирны.

До последнего дня своей жизни Давид не мог забыть это чудесное явление. Вознесенный Господом от пастушества на царский трон, он всегда помнил об этом чуде. Уже будучи царем, он написал две богодухновенные песни – одну Прекраснейшему из сыновей человеческих, а другую – Царице в позлащенных ризах. И, играя на арфе, пел эти песни в высокой башне своего Иерусалимского замка.

А ты, малыш, угадай поскорее: что это за пещера? Что означает ужасная змея? Кто эта Отроковица? Кто Младенец? Я подскажу тебе радостным приветствием: Христос родился!

 Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

 

Дорогой о. Н.!
Да, время наступает наисмутнейшее, враг раскачивает и старается низложить Церковь. В клир вошло много совсем нецерковных людей и даже неверующих, и они делают своё дело. Ну а с нами Бог, и нам надлежит делать дело Божие.
Простите меня великодушно. Посылаю Вам своё видение нынешних проблем: на всякую вавилонскую башню есть Божия сила и власть, а нынешняя компьютерная страшилка-зверь, верно, ещё не так страшна, что медлит Господь уничтожить этот ненадёжный «архив». А придёт время, и рассеет Господь те страхи, которые взял на своё вооружение враг рода человеческого. Нам же надо стоять в вере и не бояться ничего, кроме греха.
Прошу молитв.

 

Дорогой о Господе С.!

Христос Воскресе!

В отношении новых документов, проходящих через компьютер, всё уже сказал Святейший и наш Синод.

Сейчас эти документы в том виде и с такой подачей опасности для нас не представляют. Но, безусловно, что это один из этапов в подготовке к будущему страху.

С., запомни и уясни для себя волю Божию: "Сыне, даждь Ми твое сердце" ни паспорт, ни пенсионное удостоверение, ни налоговую карточку, но сердце.

Вот за чем следить-то надо неусыпно и со всем тщанием - кому мы в жизни служим, чем живем.

Любовь, радость, мир, милосердие - при любых государственных системах Богом посрамлены не будут. А если человек забыл Бога и живет наживой неправедной, молитву и церковь из жизни даже и у священнослужителей вытеснил телевизор и всякие безобразные видики, то поверь мне, С., печать уже стоит у многих, даже и при документах старого образца. Ведь через то безобразие, чем напичкивает себя современный человек, причем сам, добровольно, с любовью и желанием, уже ничто божественное пройти и войти в человека не может. Наше сопротивление грядущему страху одно-единственное - наша вера в Бога, наша жизнь по вере. А все те смущения, смятения и неразбериха для того так властно и входят в жизнь, и потому входят, что нет живой веры, нет доверия Богу. И все это вражье вытесняет спокойствие духа и благонадежие. Живи же спокойно, молись Богу и доверяй Ему.

Господь ли не знает, как сохранить своих чад от годины лютой, лишь бы сердца наши были верны Ему.

Писать прошения о присвоении нам номеров мы не будем, а если их проведут без нашего на то произволения, сопротивляться не будем. Ведь получали же мы в свое время паспорта и были все в системе учета государственного, так и ныне. Ничего не изменилось. Кесарю - кесарево, а Божие - Богу.

Вот смотри - компьютер, который сделали пугалом нашего времени. Ведь это просто железяка, и без человека она ничто. А один человек с помощью этой железяки наполнил мир богослужебными книгами, а другой - безобразными. Кто и как будет отвечать пред Богом? И судится Богом человеческое произволение. Вот ведь в чем дело-то.

Насчет войны мне ничего не известно, кроме той, что каждый человек ведет ежедневно.

Молиться надо, это и есть школа молитвы. Я тебе теоретически этого не объясню. Молитве лучше всего учит суровая жизнь. Вот в заключении у меня была истинная молитва, и это потому, что каждый день был на краю гибели. Повторить теперь во дни благоденствия такую молитву невозможно. Хотя опыт молитвы и живой веры, приобретенный там, сохраняется на всю жизнь. Дело, С., не в количестве, дело в живом обращении к живому Богу.

Вера в то, что Господь к тебе ближе, чем кто-либо из самых близких, что Он слышит не шелест уст твоих, но слышит молитвенное биение твоего сердца и чем оно наполнено в момент твоего обращения к Богу. А ты человек семейный и за каждого члена семьи ответственен пред Богом, а значит, за всех должно болеть твое сердце. Умудри тебя Бог!

И начни-ка, С., с исполнения наказа прп. Серафима Саровского: "С., радость моя, стяжи дух мирен, и не только твоя семья, но тысячи спасутся около тебя". Вот и всё. Смотри, как учит нас жизнь жить. Хочешь быть довольным и счастливым - живи в Боге, а на нет - и счастья нет.

Воистину Воскресе Христос!

 Письмо преподобного Анатолия (Зерцалова), старца Оптинского 

 

1 Января 1876 г.
Получил я два письма твои, боголюбивая послушница, многоскорбная раба Иисусова, а моя сестра о Господе А.
Мир тебе!
Мир духови твоему!
Мир болящему телу твоему!
Не думай, что мир обитает в здоровом теле: там жабы и пиявицы. Нет, мир обитает лишь в мертвенней плоти нашей. И этот то есть истинный мир, мир Иисусов, мир всяк ум превосходящий. И потому не дивись, если я любящий тебя, не печалуюсь, слыша, что ты недугуешь и страдаешь от сестры.

Правда, мне жаль, что ты болишь: но вместе и не жалею духом, зная наверное, что твои скорби – для тебя сокровище вечное... Что касается NN, то ты ее никогда не должна забывать на молитвах. Это великая твоя благодетельница, безмездная истинная лекарка. И смотри, как она безкорыстна; врачи и аптекаря требуют целых рублей, чтобы помочь тебе в болезнях твоих; да и то пожалуй – деньги возьмут, а помощи не подадут; а эта не берет ни копейки, а между тем исцеляет от застарелых душевных недугов, от проказы неисцельной – от грехов наших. Будь же терпелива; к NN снисходительна; к Богу благодарна: и верую, что приимешь сторицею в сей век, и тысячами тысяч крат – в век будущий, безконечный, вечный. Благодарю тебя за поздравление. Приветствую тебя с новолетием. Даруй Боже тебе достичь и того лета, после котораго не бывает осени ни зимы. Где вечная весна, вечное веселие, где неумолкающий пир и шум празднующих. Чего себе и тебе желаю, остаюсь с молитвенною всегдашнею памятию о тебе многогрешный И. Анатолий.

Письмо Святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского

 

 

Письмо 6-ое

Ваше Превосходительство

Милостивая Государыня!

Письмо Ваше обещает, что Вы вспоминаете сегодня обо мне с молитвою: потому и я вспоминаю о Вас сегодня с благодарностью и молитвою. Господь да благословит для Вас наступившее лето, и да соделается оное для Вас по благодати летом Господним, а по утешению благодати летом приятным. Если же и горькая трава примешается к хлебу (ибо мне кажется, что мы на выходе только из Египта): знайте, что и сие по воле Божией, и да будет на здоровье душе!

За приключение на исповеди, себя осуждая за грех, Бога благодарите за помощь. Видите ли, как Он благ? Вы согрешили гордою мыслью: но когда сердце Ваше отвергло ее, то Он чувство греха употребил в средство, чтобы даровать Вам слезы, в которых Вы нашли наконец утешение. Но явив Вам милость, теперь Господь требует от Вас справедливости, вновь возбудив в совести Вашей обличительное чувство. Справедливость требует, чтобы Вы, осудив Духовника, хотя только мысленно, осудили себя за то перед ним, и получили от него прощение. Самохваления при сем можно избегнуть, если скажете только, что Вы согрешили против него мыслью гордою и осудительною, потому что наставление о молитве показалось Вам ненужным, или недостаточным. На сем можно остановиться. Но если он спросит Вас о Ваших молитвенных упражнениях, то скажите кратко, из послушания, искренно, как пред Богом, Который есть Свидетель исповеди, и который знает прежде исповеди. Без нужды не должно говорить о своих духовных упражнениях. Но гордиться есть ли чем, хотя и скажем о наших упражнениях? Спаситель в саду Гефсиманском молился до кровавого пота: вот молитва напряженная! Молясь на Фаворе, Он просветился даже до одежды: вот молитва благодатно действенная! Апостол учит быть в молитве служителем Христа, Которого Вы любите и ищете, и Церкви, которой Вы послушны и преданы. Глава и Пастыреначальник наш да воздаст Вам всем по сердцу Вашему такими благословениями, какие наиболее желательны для утешения, утверждения и усовершенствования душ Ваших! Скажите сие молившимся с Вами, пока я еще что кому сказать успею. – О если бы, вместо недоверчивости и разделений, столь ныне обыкновенных, более сообщались дети Церкви в любви, которая всему верит и всего надеется! И немощные в единстве нашли бы силу. И малые колоски в снопах были бы целее и безопаснее.

Говорите, что я о себе не помню. Желал бы я, чтоб по слову Вашему было. Но не могу сим похвалиться. Скажу только и себе, и Вам, что хорошо, сколько можно менее оглядываться на себя, и сколько можно неуклоннее взирать к Богу. «Очи наши ко Господу Богу нашему, дóндеже ущедри ны!» (Пс.122:2)

Как Вы о какой-то Вашей работе заботитесь, то и я скажу о своей работе, которая начата и оканчивается впрочем без дальней заботы.

Проповеди мои прошедшего года и житие Преподобного Сергия отпечатаны и переплетаются. Пришлю Вам, и некоторым другим, благосклонно приемлющим мое недоученное учительство.

Вашего Превосходительства покорный слуга и богомолец

Филарет А. Московский.

С. Петербург Декабря 18, 1822 г.

Письмо святителя Димитрия Ростовского

 

Честный отче Феолог, возлюбленный о Христе брат!

Устрашила меня смерть покойного Иосафата Колдычевского, друга нашего и моего особливого благодетеля. Если его, столь здравого человека, не старого, не увечного, трудами не изможденного, смерть похитила в столь недолгое время, на что уж мне, бессильному, надеяться? Страх смерти напал на меня, и страх сугубый, ибо не вем ни дня, ни часа, в онь день постигнет меня смертный суд от Бога, и не готов к смертному исходу.

А как останется книгописное дело? Будет ли охотник приняться и довершить его? А еще много надобно в сем деле трудиться; в год его не докончить; пожалуй, и в другой год к довершению его насилу поспеть можно; а конец у дверей, секира при корне, коса смертная над главою. Увы мне! Не жаль мне ничего, и не имею, чего бы жалеть можно было: богатства не собрал, денег не накопил.

Одного мне жаль, что начатое книгописание далеко до окончания; и еще о Псалтыри помысл бывает. Жаль, что и Апокалипсис брынские богословы не путем толкуют. Думка за горами, а смерть за плечами. Однако все на волю Господа нашего, живыми и мертвыми обладающего, возлагаю. Если восхощет Он, и из камня может воздвигнуть чад Аврааму. Я же должен поминать душу преставльшегося в моих, хоть и грешных, молитвах. Одолжил меня покойный любовию своею. Помнишь, как он служил мне, больному, любовно, не гнушаясь немощию, вместе с твоею честностию и с Господином Дмитрием Алексеевичем? Как же мне не поминать его, преставльшегося, и как о вас, живых, не молить Бога! Да спасет Бог и Отца Кириона, который во время недуга меня ягодами вишневыми кармливал. Все это ваше любезное благодеяние я памятствую и благодарствую, и Бога о вас молю.

О преставльшемся надежда на Бога, что Своей милости не лишит его. Ибо все люди его осудили и чуть в ад живым не положили; но суд Божий решает противно. Суд человеческий — одно, суд Божий — другое. Люди осудили, Бог не осудит того, кого люди посылают в ад мнением и языком своим. Кто ожидал, что разбойник будет в раю, мытарь между праведными, блудница в чертоге небесном? Не посылает ли их всякий в геенну, видя житие их? А милосердие Божие делает напротив: постыжает Бог судьбами Своими милосердными суды человеческие. Если и в удержании где-либо душа преставльшегося временно пребывает за свои прегрешения (а кто без них?), то сокровище церковное, молитвы, говорю, о преставльшихся, непрестанно творимые, — сильны искупить от долгов его, чему мы, грешные, поспешествуем.

Честности твоей Божия благословения желая, кланяюсь.

Грешник Димитрий. В самые Ноны. (7 октября 1708 г. Ростов)

Игумен Никон (Воробьев)

 

иеросхимонаху Мелетию 20/V—1958

Получил письмо от Вас. Простите, что долго не отвечал. То работы, то уезжал, так и прошло порядочно времени, а главное, я затрудняюсь писать Вам и потому, что Вы гораздо опытнее меня, больше испытали, больше знаете. Что полезного или утешительного может сказать человек, проживший всю жизнь в суете и самоволии. Но по просьбе Вашей попытаюсь поделиться с Вами тем, что поражает меня и утешает: необъятная вселенная создана Богом каково же могущество Божие?! Все во вселенной в целом и в ее частях (напр., в человеческом организме) находится в дивной гармонии, какова должна быть премудрость Божия?! Если все гармонично в мире, созданном Богом, то должна быть гармония (т.е. соответствие) и в свойствах Божиих. И каково могущество Божие и премудрость Божия, таково и «сердце» Божие, то есть любовь Божия.

Эту непостижимую любовь мы и видим в воплощении Сына Божия Господа Иисуса Христа, в принятии оплеваний, заушений, всяких оскорблений и, наконец, распятия. Непостижима, бесконечно велика любовь Божия. Весь Ангельский мир пришел в смятение, видя воплощение и распятие Творца мира из любви к падшему роду человеческому.

Апостол Иоанн утверждает Духом Святым, что Бог есть Любовь, а не только имеет любовь, хотя и бесконечно великую.

Любовь же все покрывает, по слову ап. Павла. Покрывает она и наши грехи, недостатки, немощи, нетерпение, ропотливость и прочее.

Стоит только верующему во Христа осознать свои немощи и грехи и попросить прощения, как любовь Божия очищает и исцеляет все раны греховные. Грехи всего мира тонут в море любви Божией, как брошенный в воду камень.

Не должно быть места унынию, безнадежию, отчаянию! Господь соединил с Божественною сущностью природу человеческую, омыл Своею кровию грехи всего верующего человечества, усыновил Себе падших людей, вознес на небо, сделав причастниками Божественной жизни и радости, радости навеки.

Здешние земные скорби, болезни, тяготы старости будут радовать нас в будущей жизни. Если Господь страдал за нас, то как нам не быть хоть в малой мере участниками страданий Христовых?! Душа наша, образ Божий, живущий в нас, желает быть причастником страданий Христовых, только наше малодушие и немощь боятся их, хотя силы, может быть, и хватило бы на терпение.

И вот, Господь из любви к нам посылает по силе каждого невольные скорби и болезни, но дает и терпение их, чтобы сделать и нас участниками Своих страданий. Кто здесь не страдал Христа ради, того будет угрызать совесть в будущем веке, ведь можно было показать свою любовь ко Христу терпением скорбей, и не сделал этого, стараясь уклониться и избежать всяких скорбей.

Совесть будет угрызать нас, что не ответили взаимностью на любовь Божию.

Будем же благодарить от всего сердца Господа за все, что угодно будет Ему послать нам. Не во гневе, не для наказания посылает нам Господь скорби и болезни, а из любви к нам, хотя и не все люди и не всегда понимают это. Зато и сказано: за все благодарите. Надо всей душой предаться благой воле Божией, спасающей нас, любящей, желающей через малые скорби земной жизни привести к вечному блаженству, во славу чад Божиих.

Сие буди, буди со всеми нами. Аминь.

Простите, дорогой батюшка, что осмелился что-то написать. Господь да возбудит в сердце Вашем благодарность к Нему, величайшее благоговение и полную преданность в Его святую волю с готовностью все претерпеть из любви к Нему.

Поклон матери Анне и всем окрест Вас находящимся.

 

 

 

Письмо праведного Алексия Мечева

 

Вере Владимировне

1903 г., апреля 5 дня.

 

Вместе со словами пасхального приветствия «Христос воскресе» примите, многоуважаемая Вера Владимировна, мое искреннейшее поздравление со светлым праздником Воскресения Христова и все мои пожелания. Дай Господи Вам провести светлые дни праздника в совершенной радости и полном здоровье. Сердечно Вам благодарен за Ваше поздравление меня с днем Ангела. Не скрою того удовольствия, какое испытал я при получении поздравительных писем из далеких стран, из Михайловского и Ташкента.

 Дороги были для меня Ваши поздравления потому еще, что я, ввиду моего вдовства, забыт был многими, что сильно щемиало мое и без того больное сердце. От души скажу Вам, что такого сердечного отношения ко мне я не заслужил лично, а приписываю все это Вашему доброму сердцу.

Не скорбите, дорогая Вера Владимировна, что пришлось Вам временно оставить Вашу службу. Помните, что стопы человеческие устрояются от Господа, и все, что происходит с нами, происходит по воле Премудрого Творца для нашей пользы. Благодарите Господа за прожитое Вами время, и за все ниспосланные Им, Милосердным, милости. В самом деле в Вашей жизни Вы можете усмотреть немало и хорошего, во-первых, Милосердный Господь даровал Вам доброе сердце, а, во-вторых, при помощи последнего вся Ваша жизнь, насколько мне известно, преисполнена любовью к ближним. Вы старались постоянно служить каждому и нередко служили до самозабвения, а этим даром немногие из нас обладают. В наш грешный мир Господь Милосердный посылает иногда нам некоторых людей с особой нравственной организацией, с особым обаянием, привлекающим к ним всех. Эти личности везде, где только появляются, вносят мир, теплоту и любовь. Они ходят среди опасностей, и опасности и тяжкие скорби как бы опасаются коснуться их. К числу подобных людей принадлежал Апостол Иоанн Богослов. Он – любимый из учеников Христа Спасителя возлежал на персях Господа, но это не возбуждает ни в ком из учеников к нему ненависти. Когда Христа взяли, Апостол Петр отрекся от Него, а остальные из боязни разбежались. Иоанн же Богослов безбоязненно присутствует во дворе архиерейском и стоит при Кресте Христовом. Все Апостолы умирают мученической смертью, а Иоанн Богослов умирает естественной смертью. Причина всего этого в любви, которою преисполнен был Иоанн Богослов, и которая привлекала к нему всех.

Нечто подобное я нахожу в Вашей жизни, досточтимая Вера Владимировна, хотя, правда, и немало скорбей и горя пережито Вами, однако Милосердный Господь и немало утешил Вас, подавая видимо руку помощи. Вспомним, хотя бы для примера, известный и мне инцидент с инспектором, которому Вы не отдали должного почтения вследствие недоразумения, и мы невольно проникнемся благоговения и любви к Милосердному Господу. То, что для других окончилось бы большой неприятностью, для Вас же сравнительно окончилось ничем.

Имея в виду означенный случай, и припомнив и немало и других подобных этому, мы должны быть всегда спокойны за себя и при всех обстоятельствах нашей жизни восклицать: буди имя Господне благословенно отныне и до века!

Радуюсь за Вас, что Вы в настоящее время находитесь в родном и милом Вашему сердцу Михайловском и окружены материнскими заботами со стороны Вашей тетушки. Вполне убежден, что Ваше временное пребывание в Михайловском принесет Вам несомненную пользу, успокоит Ваши до крайности развинченные нервы, а с ними наступит и улучшение Вашего здоровья. О чем я, недостойный иерей и Ваш духовник, не перестаю молить Всевышнего.

От души желаю Вам, чтобы возжженный в Вас Творцом светильник любви к ближним, горел ярким пламенем и чтобы любвеобильный Св. Ап. Иоанн Богослов был для Вас навсегда светочем в Вашей жизни, с одной стороны, воодушевляющим к дальнейшей любвеобильной деятельности, а, с другой, подкрепляющим Вас при всех скорбных обстоятельствах Вашей жизни.

Благословение Господне да будет на Вас.

P.S. Усердно прошу передать мои поздравления и глубокий поклон Ольге Владимировне и Вашей глубокоуважаемой тетушке. Недостойный Ваш богомолец

Иерей Алексей М.

 

 

 

Письмо Митрополита Московского Макария (Невского)

 

Чудо милости Божией. Шесть суток горела лампада без масла. Вера творит чудеса.

Одна благочестивая христианка, вполне заслуживающая доверие, поведала мне о следующем явном, — осязательном чуде Божия милосердия. Вот что она пишет.

Есть у меня знакомая девушка лет тридцати. Она всю жизнь посвятила больной матери. Отказалась от брака ради нее. Хорошая девушка, чистая душою; католичка, но почти православная. Ходила всегда в нашу церковь, ибо она черногорка и считает себя совсем русскою. Мать ее умерла. Бедняжка осталась одна, и главное — душою одна. Жизнь сразу опустела. Положение ужасное. Пробовала я ее утешать. Как? Надеждой на скорое свидание с матерью. Ибо что такое жизнь? Мгновенье. А там у Бога Господа все вместе будем. Но девушка, в своем горе, стала сомневаться даже в милости и справедливости Божией. Отрыгнулись в ее душе воспоминания интеллигенческого воспитания.

 

Передавать страшно и грешно ее хульные слова на Бога. Испугалась я таких слов, такого ее сомнения. Вижу «враг» подбирается к этой душе, сломанной горем. Но вижу — душа защищается. Она, бедняжка, и сомневается, а все молится; просит у Бога прощения и помощи. И я стала за нее молиться. Утром и вечером стала повторять: Господи, поддержи мятущуюся душу, отгони ее сомнения, укрепи ее веру. И услышал Господь грешную мою молитву, сжалился надо мной и над бедной девушкой.

Приезжает она ко мне третьего дня — преображенная. Плачет, конечно; но слезы не те. Сомненья нет; вера окрепла; а с нею надежда на свидание, уверенность, что мать ее тут. Порадовалась и Бога возблагодарила. Что же случилось? А вот что она рассказала. «Лежу я, рыдаю, вспоминаю маму, молюсь, говорю: Господи, если Ты есть, сжалься, помоги мне, дай знамение, что душа мамы жива, что она у Тебя, Господи. И вдруг, вижу, лампадка у образа Святителя Николая, — наш Православный образ, которым мать ее благословила, — вспыхнула ярким пламенем, как звезда горит. А лучи через всю комнату ко мне на подушку падают. Испугалась я, думаю галлюцинация, схожу с ума. Встала, смотрю; нет, горит звезда в лампадке, величиной с пол аршина пламя и с лучами... Позвала девушку. Та видит тоже. Говорит, может — это вспыхнула перед погасанием; я забыла подлить масла. Подняли лампадку. Масла, точно, ни капли. А пламя горит не колеблясь яркой звездой»... И шесть суток горела лампадка так — без масла —без перемены фитиля. Все видели. Швейцар, девушка. Я, грешная, поехала немедля к ней поклониться чуду... Еще кое-кто приходил. Мы все видели, масла ни капли, — а лампадка горит звездой — пламя величиной как 4 больших свечки, — и — 6 суток. А лампадка простая, обыкновенная, которые горят не больше 12 часов. Светильня самодельная из простых ниток штопальных, и масло было простое, в лавочке взятое... И вот... Шесть суток горела. Потом новая горничная захотела проверить. Сняла со стены, вынула фитиль (в отсутствие Эльвиры) и лампадка потухла! Неверующие руки коснулись.

Когда она вернулась, нашла долитое масло; она чуть не заболела от горя. Однако, сомненье было побеждено. И теперь та же светильня горит уже с маслом, конечно. Но так ярко и без копоти, и без нагара, как я никогда не видела.

Конец повести. Думаю, что ты не поскорбишь о том, что вместо советов и ответов получила правдивый рассказ о чуде. Вера творит чудеса. Без веры и чуду не поверят.

Господь с тобой.

Письмо митрополита Московского Филарета (Дроздова) Екатерине Владимировне Новосильцевой

 

Долго я умедлил; но не хочется совсем оставить без ответа письмо Ваше от 21-го июня. Если Вы утешены тем, что Вам дали просфору, то и я утешен видя, что Вы с надлежащим вниманием принимаете чиноположение церковное, которое все, до самых подробностей, направлено к соединению верующих и послушных душ с Богом, и к общению в Нем между собою. Если бы вообще с такими направлениями и с полным вниманием участвовали в богослужении: как удобнее и сами мы воскрилялись бы к небесному и расправляли бы крылья друг другу.

Поручение Ваше на 28-й день, сколько помню, как умел, исполнил, только едва ли в назначенный час: но пред Богом все часы одно.

Смущения во время исповеди не бесполезно бы поискать причины. Случается от остатков самолюбия, обыкновенного в нашем плотском человеке, что кающиеся беспокойно негодуют, видя себя виновными и нечистыми, вместо того, чтобы кротко и умиленно сетовать пред возлюбленным Господом, Которого мы оскорбили.

 В таком смущении надобно обличить себя заранее, и притом помыслить, что Бог уже видит нас во всей нашей виновности и нечистоте прежде нашей исповеди и ожидает только искреннего признания нашего, чтобы нас очистить и простить. Рех: исповем на мя беззаконие мое, и Ты оставил еси нечестие сердца моего. Случается, что забота о том, чтобы не опустить на исповеди какого греха, производит беспокойство в духе и замешательство в мыслях и памяти. В предупреждение сего надобно помыслить, что сердце глубоко, и потому просить Бога, испытующего сердца, чтобы Он привел, нас в познание грехов наших и от тайных наших, т.е. таких грехов, которых мы не приметили и не исповедали, очистил нас, как и Давид молился. Грех, приведенный на память после исповеди, если нет удобности открыть духовному отцу, и если он не слишком возмущает совесть, можно исповедать пред одним Богом с твердым намерением убегать его и исповедать при первом случае. Писать исповедь можно иногда с пользою; а иногда с большею простотою и чистотою изливается, сердце кающегося на словах, не приготовленных заранее. Духовник по состоянию кающегося может разрешить подобные случаи: только бы кающийся спрашивал с искренним желанием и с верою получить слово спасения. Простите, если я сказал много и не нужное.

Благодарю, за хлебы. А я требованную крупицу, т.е. проповедь послал из Лавры. Дошла ли до рук, не знаю.

Господь да благословит Вас во всяком добром упражнении, и наипаче в попечении о душе, в христианской заботливости о близких к Вам по закону природы и сердца.

С сим искренним желанием и истинным почтением есть Вашего Превосходительства покорнейший слуга и богомолец

Ф. А. М.

Спб. Авг. 12, 1822 г.

Письмо Георгия Задонского Затворника

 

Марии Петровне Колычевой

 

Хочу несколько сказать о сущности любви: это самотончайший огнь, объятнейший и легчайший всякого ума; действия огня сего быстры и пречудны; они священны и изливаются на душу от Святого Вездесущего Духа. Сей огнь лишь коснется сердца, мгновенно все и всякое помышление беспокойное прелагается в тишину, в смирение, в радость, в сладость всепревосходнейшую. Много я вам открылся о себе и еще имею продолжать: я очень люблю спокойствие без всякого нарушения и потому искал его во всей вселенной; но там совсем его нет – ни в богатстве, ни в забавах, ни в других каких-либо чувственных обольщениях. Здесь уже, в уединении моем, я провел, кажется, шесть лет, и когда угодно было Господу мое сердце привести в совершенное сокрушение, – тогда думал я, что уже пропал и гнев Божий пожжет законопреступную душу мою, унылую и нерадеющую. Внезапно явилась ко мне старушка (блаж. Старица Ефвимия Попова) и тотчас успокоила волнующееся мое сердце: она меня уверила, что Бог приемлет мое терпение и скоро посетит меня утешением Своим. «Молись по четкам», – сказала мне и ушла.

Покаяние дано падшему человеку, а падшему ангелу – диаволу – не дано: он бесплотен и дух гордый – каяться не может; так и гордые человеки. Чрез несколько времени я вновь впал в великое изнеможение и едва только мог дышать; но в сердце непрестанно повторял: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешнаго». Вдруг вся немощь в одно мгновение отпала – и тогда-то огнь чистой любви коснулся моего сердца и я весь исполнился силы, чувств, приятности и радости неизъяснимой; все мне стало очень любезно и весело, – до такой степени был восхищен, что уже желал, чтобы меня мучили, и терзали, и ругались бы надо мною; для того этого желал, чтобы удержать в себе сей сладкий огнь любви ко всем. Он столько силен и сладок, что нет ни горести, ни оскорбления, которого бы он не претворил в сладость.

Чтобы домик выстроить в Кирсановской общине, я этому радуюсь в пользу вашего сердца. Чем больше дров кидают в огонь, тем сильнее огонь: так действуют в нас и скорби, и горести, наносимые от людей; чем более нападения, тем более сердце разгорается сей святой любовью, и какая свобода и какой свет! Нет слов к изъяснению: радовался бы, ежели бы кто выколол глаза мои, чтобы не видеть суетного света; рад бы был, ежели бы кто взял меня, как преступника, и замуровал в стену, где бы я ни голосу, ни тени человеческой не видел. Потом опять познал я свою немощь, и понадобилось все потребное для человека. Но и ныне по временам бывает, что очень желал бы скрыться от всякого слуха.

Менять небо и вечную жизнь на суетное удовольствие – страшно, и ужасно, и больно даже до смерти. Я внутренно плачу, когда вижу, что сердце ваше уклоняется в наружность. Удиви, Господи, на нас милость Твою!

Письма преподобного Нила Синайского

 

Евдемону, схоластику

Когда намереваешься выйти из дома за ворота, тогда произнеси прежде сии слова: отрекаюсь от тебя, сатана, от гордыни твоей и от служения твоего, и сочетаюсь с Тобою, Христе; а без этих слов никогда не выходи. Это будет для тебя жезлом, оружием, столпом непреоборимым. Вместе же с сими словами изобрази на челе крест. Ибо тогда не только встречный человек, но и сам диавол не возможет причинить тебе какой-либо вред, видя, что всюду являешься ты с сим оружием.

Ему же

Враг жизни нашей демон, притворяясь сожалеющим нас, внушает мысль, что не будет суда, воздаяния каждому по делам его, и, ко вреду питая сими словами, развращает обольщенных, потому что первый из всех грешников есть диавол. Но Спаситель всех Христос, единый в собственном смысле чистый и праведный, и свидетельствуя, и обличая, и обуздывая, и вразумляя, и предрекая будущий суд, спасает внемлющих Ему. Поэтому разумей, что в этом смысле написано: «накажет мя праведник милостию и обличит мя, елей же грешнаго да не намастит главы моея» (Пс.140:5), то есть владычественного во мне или разумной во мне силы.

Ноября 22-го, 1824 года.

Письмо игумена Никона (Воробьёва)

 

Наде и ее матери Надежде Михайловне Евдокимовым

4/II49

 

За малостью времени не могу тебе написать побольше, коснусь лишь главного.

Не бойся ничего. Внедряй в себя мысль, что во всем мире не присходит ни малейшего движения без ведома и соизволения Божия. Тем более с человеком, тем более с верующим и чтущим Его не происходит ничего ни доброго, ни злого без Бога. Сам Господь Иисус Христос сказал, что и волосы на голове человека сочтены у Бога, Человек есть образ Божий, для человека Господь приходил на землю, ради него пострадал на Кресте, ниспослал Духа Святаго, основал святую Церковь, сделав ее Своим Телом, может ли оставить Господь человека без Своего Промышления о нем? Нет и нет!

Бог есть Любовь; не сказано, что Бог имеет любовь, а; есть Любовь, Любовь Божественная, превосходящая всякое разумение человеческое. Если человеческая любовь жертвует жизнью ради любимого, то как всемогущий Господь, Которому не трудно одним Словом создать целые миры, Который есть Любовь, как Он, столь возлюбивший грешного падшего человека, оставит его без Своего Промышления, без помощи в нужде, в скорби, в опасности?! Никогда этого не может быть!

Психика человека такова, что ему необходимо для спасения терпеть скорби, поэтому Господь и попускает их, несмотря на Свою любовь к человеку. Но не попускает сверх сил. Затем: в скорбях скрыта радость и любовь к Богу, если скорби принимаем и терпим без ропота, с благодарностью. Без скорбей человек не смирится, не покается глубоко, не стяжет любви к Богу.

А потом скажу: если боишься скорбей и хочешь избежать их, то Господь Иисус Христос указал средство избежать их: бодрствуй над душой и не допускай греху проявиться ни в мыслях, ни в сердце, ни в теле и непрестанно молись. Можешь этого достичь? Не будет тогда у тебя никаких скорбей, вернее, они утонут в духовной радости. А пока не достигла этого, терпи и трудись. Если бы мы жили на земле тысячи лет, и каждый день нас распинали, то и это была бы плата недостаточная за то неизреченное блаженство, какое уготовал Господь любящим Его. Только любовь Божия так мало скорбей и на такой краткий срок попускает человеку.

Если веруешь в Евангелие, то должна верить словам Господа, указавшего, что хотя и будут скорби в земной жизни у Его учеников, но они сменятся еще здесь радостью, которой никто не отымет от них. Да и Господь всегда с нами: се Аз с вами есмъ до скончания века, аминъ. Кто сильнее Бога? Итак, не допускай в себя страха, малодушия, маловерия, навеваемого дьяволом, а сопротивляйся им именем Иисусовым. Обышедше обыдоша мя и именем Господним противляхся им.

Не поучай никого, а если видишь нуждающегося в духовной помощи и чувствуешь, что могла бы хоть несколько помочь, то рассказывай о духовном так, будто ты вычитала или слыхала от знающих людей то и то, а не как из своего опыта или познаний. Тебе будет легче, да и преградишь доступ к себе бесу через тщеславие. Понятна ли тебе эта мысль?

Господь да умудрит тебя во всем. Проси у Него твердой веры и терпения.

Святитель Макарий (Невский)

 

Из писем к духовной дочери

Поделюсь сейчас прочитанным: иное знать христианство по книгам, а иное — жить по-христиански. По географическим картам можно в одно мгновение перебежать от города в город на пятьсот верст, но переехать на лошадях нужно пять или десять суток, много потрудиться, побеспокоиться. Так от суеты до истинной христианской жизни, от мира ко Христу по книгам скоро можно дойти; но делом пройти — ох, как тяжело! Придется и остановиться, сесть на мель, не раз вздохнуть, прослезиться, не раз сказать: Господи, помоги!

"В Божьих искрах" вычитал, что кто-то желал иметь очки такие, чтобы чрез них видеть помышление сердец человеческих. Получил такие очки, и сам не рад стал жизни своей: все опостылили ему, даже самые близкие люди, любимые прежде; ибо чрез эти очки он видел у всех только злое. Когда он желал себе смерти, оставшись совершенно одиноким, ибо все оставили его, то явилась к нему любовь в виде Ангела и внушила ему обратить внимание на свое сердце. Ангел коснулся глаз его, и прежние очки упали к ногам его; тогда он

 тогда он увидел свое сердце, которое было гораздо хуже сердец ближних. Тогда он воскликнул: "Боже мой, какой я грешник! Прости меня!" - "Люби ближних, старайся прощать им недостатки - и ты будешь счастлив на земле и прощен на том свете", - сказал ему Ангел.Человек исполнил это, и весь мир, все люди стали казаться ему лучше и добрее. Теперь, глядя на других, он стал отыскивать только хорошие стороны, и через это сам стал лучше и счастливее.

Заключение. Нам заповедано любить ближнего и не подыскиваться под его недостатки. Это - на сей день. А вот, пожалуй, еще. Какому-то грешнику, отлагавшему покаяние на некоторое время, сказано было невидимым голосом: "До этого времени еще успеешь належаться в земле". - И действительно, он вскоре чуть не умер, и только за покаяние был помилован.